Лобанов-логист
Лобанов-логист
Личный кабинетВходРегистрация
Например: Логистика

СКИТАНИЯ ПРОДВИНУТЫХ БИЗНЕС-РОМАН часть 4 Дмитриева Валерия Олеговна

СКИТАНИЯ ПРОДВИНУТЫХ БИЗНЕС-РОМАН

часть 4 
(продолжение следует)
Дмитриева Валерия Олеговна


ГЛАВА ШЕСТАЯ.


И СНОВА В БОЙ, ПОКОЙ НАМ ТОЛЬКО СНИТСЯ


Трудности закаляют, унывать не стоит, решила я. Тем более, что необходимость в высокооплачиваемой работе у меня в тот момент стояла достаточно остро – мне приходилось оплачивать недешевое удовольствие обучаться в бизнес-школе европейского университета, а также не реже одного раза в семестр выезжать на стажировку в Европу – страна по выбору предлагалась университетом, посещение в стоимость обучения не входило. 

К тому же в тот момент я уже смогла себе позволить реализовать мечту жизни – купила загородный дом, который незатейливо назвала «Вилла «Черная дыра», поскольку туда уходила существенная часть средств, зарабатывамых мной и моим мужем, и конца и края тому процессу не было видно. То есть, выходить куда-то на работу надо было срочно.

Еще более подготовленная к поиску работы, я обновила свое резюме на ведущих сайтах, посвященных трудоустройству, и стала поджидать добычу…

Работая с некоторыми компаниями, которые зарегистрировались на доступных всем рекрутинговых сайтах, я обнаружила странную закономерность. В основном мой поиск работы сводился к тому, что я периодически обновляла свое резюме и смотрела, кто интересовался мной, если компания мне казалась интересной и перспективной, я на всякий случай изучала информацию, связанную с этой компанией. Если мне звонили и предлагали пройти собеседование, я уже была готова к тому, чтобы на этапе телефонного собеседования аккуратненько задать некоторые интересующие меня вопросы. Но иногда, крайне редко, я отправляла отклик на наиболее интересные вакансии, которые появлялись на сайте. Многие серьезные вакансии предполагали написание сопроводительного письма. Так вот что интересно – ни разу ни одна компания не ответила на мое замечательное письмо, которое я создавала вдумчиво, используя все лучшие принципы эпистолярного бизнес-жанра. В лучшем случае через некоторое время приходил безликий отказ с неким туманным обещанием вернуться к моей кандидатуре, если у них возникнет такая необходимость.


Кто, интересно, составил отказ таким образом?

Предполагается, что соискатель будет сидеть и надеяться, что о нем когда-либо вспомнят?

Российские компании настолько самонадеянны, что считают, что все кто кто-либо откликнулся на их вакансию, по умолчанию будет всегда готов придти и работать?

Бред какой-то…


Но главное – это написание сопроводительного письма.

Неужели в российских компаниях настолько непрофессиональные менеджеры по подбору персонала, что даже не знают легко запоминаемые и простые правила менеджмента – на любое письмо надо отвечать в течение суток, не позднее! Если осуществляется подбор руководителей высшего звена (а я только на такие и откликалась), то неужели идет такой поток топ-менеджеров, желающих работать в данной компании, что менеджеры просто не в состоянии ответить на все письма? Я не верю в это… В любом случае, менеджеры по подбору должны понимать, что они являются лицом компании, что с их отдела начинается знакомство с компанией и создание имиджа компании. Наткнувшись на заведомо равнодушное и непрофессиональное отношение, уважающий себя соискатель уже никогда не предложит свои услуги такой компании, которая предполагает только одностороннюю связь – все мне, тебе ничего. Написание коротенького вежливого письма, объясняющего человеку, что, к примеру, вакансия уже закрыта, либо профессиональный опыт соискателя не содержит таких-то и таких-то навыков и знаний, поэтому продолжения диалога не будет – это не займет более 1 минуты! А репутация компании повысится… А кто знает, как и с кем пути пересекутся в дальнейшем.


Если я получала приглашение на собеседование, но мне по тем или иным причинам не подходила предложенная работа, я всегда находила время позвонить или написать и объяснить свою позицию.


Лично мне совершенно не нравится ситуация, когда моя личная информация ушла вникуда, как бы провалилась – я не знаю, кто получил мое письмо, по какой причине было решено не начинать со мной диалога. Точнее сформулировать можно так: компании установление трудовых отношений так же выгодно, как и кандидату, так почему же кандидат находится в позиции бесправного просителя? 

Но рассказать я все-таки хотела не об этом… Через неделю где-то мне пришло предложение принять участие в конкурсе на замещение должности заместителя генерального директора крупной компании с сетевой розницей. Описание вакансии просто вызывало слезы восторга. Я потратила много времени на поиск различной информации об этой компании – нашла массу позитивной информации о самой компании, о ее акционерах – так как они занимаются общественной работой, о темпах развития компании, о планах на будущее. К сожалению, я не смогла поговорить ни с кем, кто уже отработал в компании и ушел, т.к. проекту было всего полтора года, поэтому едва ли можно было уже сформировать какой-то облик работодателя. Но я решила в случае благоприятного развития ситуации задать все вопросы генеральному директору при личной беседе, объяснив такой пристальный интерес некими опасениями, сформировавшимися в процессе подбора работы.

При собеседовании сначала с директором службы персонала, а затем и с генеральным директором (он же основной акционер) я постаралась выяснить все мыслимые и немыслимые подводные камни. Я подробно расспросила о том, чем же именно мне предстоит заниматься, кто будет отвечать за вхождение в должность, какой период выделяется на адаптацию и понимание процессов, что будет считаться результатом того или иного проекта. Пойдя еще дальше, до принятия решения я попросила назначить мне встречу с руководителями отделов подчиненного мне департамента, а также с одним из топ-менеджеров, кто работает в компании уже довольно долго. Все это было проделано, я получила ответы на все вопросы. Генеральный директор был мил, прямо отвечал на вопросы. Сказал, что если я приму приглашение на работу, мне будут созданы все условия. Что в компании нет никаких проблем, все в порядке, все процессы идут, просто компания развивается очень быстро и бизнес-процессы устаревают, поэтому необходимо начать с формализации, конфигурации и поддержания актуальности бизнес-процессов в логистике, затем постепенно перейти на процесс закупки, а уже позже стать руководителем проекта по формализации всех бизнес-процессов холдинга. Что, если я пожелаю, я могу сидеть в одном с ним кабинете, от чего я отказалась, предпочтя разделить офисное помещение с ведущими сотрудниками департамента логистики.


Основной моей задачей на период вхождения в должность, который был определен в 2 месяца, было изучение всех ключевых процессов «как есть», разработка предложений «как должно быть». Потом должна последовать защита каждого предложения, согласование сроков внедрения, получение обратной связи. А также мне вменялось в обязанность участие в разработке концептуального дизайна новой КИС. Что же, задачи были поставлены интересные, сроки вполне исполнимые. Я была готова показать, на что я способна.


Мы договорились, что я приступлю к исполнению своих обязанностей через месяц, т.к. моя «стройка века» еще не была завершена, мне необходимо было еще получить некоторые правоустанавливающие документы – т.е. дела, которые лучше было бы решить самой, чем поручать кому-то из наемных исполнителей. Мой будущий руководитель охотно на это согласился, единственное, что попросил сразу подписать трудовой договор с реальной датой выхода – ну, наверное, чтобы не получилось так, что он будет ждать и прекратит поиск, а я не приду. Я подписала договор и поехала завершать дела.


Через неделю из этой компании мне пришло приглашение участвовать в корпоративном мероприятии, которое было запланировано в ближайшие выходные в Подмосковье. Я и обрадовалась и удивилась одновременно. Приятно, что еще до начала работы компания готова видеть меня в своих рядах. Удивило же то, что участвовать в тренинге по командообразованию мне предложили задолго до знакомства, собственно, с членами команды. Но все равно было интересно, подобного рода мероприятия я люблю, знакомство с людьми завожу быстро, стеснение от незнакомой компании у меня отсутствует, все остальное я надеялась узнать на месте. Я вернулась в Москву. Тренинг прошел неплохо, единственное, что меня удивило, что на команды народ был разбит заранее. Насколько я знаю специфику тренингов по “team-building”, команды формируются стихийно, чтобы избежать каких-то предпочтений или сознательного избегания конфликтных ситуаций. Еще удивило то, что на тренинге присутствовала супруга генерального директора, хотя в компании она никогда не работала и не собиралась. Но, тем не менее, мероприятие удалось. Точнее, почти удалось – два сломанных ребра и порванные связки на руке на 100 человек присутствующих неплохой результат. Все остались довольны и самим тренингом и, в особенности, последовавшим после него банкетом.

Я вернулась к прерванным делам и продолжила получение документов и завершение строительства.

Еще через неделю поступил телефонный звонок от моего благоприобретенного руководителя с просьбой приступить к работе буквально на следующий день.

Я слегка опешила и поинтересовалась, почему так внезапно все поменялось?

Есть же договоренность. Тем более, что я находилась довольно далеко от Москвы и мне требовалось время, чтобы, все завершив, вернуться домой как минимум. На мой недоуменный вопрос мой руководитель сообщил, что возникли проблемы на складе, начальник склада получил травму и находился в больнице, поэтому было бы неплохо, если бы кто-то взял склад, а уж заодно и департамент логистики в свои руки. 


Ну, такой аргумент мне показался весьма веским, я оставила свои дела незавершенными, чтобы принять на себя обязанности и не упустить важные дела, а уж потом по мере высвобождения времени все закончить.

И поехала я в Москву… 


В первый день, когда я пришла на работу, я увидела вариант картины «Не ждали» в современном бизнес-изложении. 

Ну, к такому приему за время поиска работы я уже привыкла, поэтому просто приняла правила игры и представилась всем сама. Генерального директора, который спешно вызвал меня на работу, вынудив бросить все дела, не было на работе в принципе - он уехал в отпуск именно в тот день, в который я вышла на работу. Поэтому вопрос о введении в должность как-то отпал сам собой. Я стала самостоятельно все изучать, параллельно пытаясь у кого-нибудь уточнить, где именно предполагается мое рабочее место, кто и когда установит мне компьютер и телефон, где можно посмотреть список сотрудников, в особенности тех, кто будет непосредственно мне подчиняться…

В тот же день, поняв, что в офисе мне делать особенно нечего, пока нет ни рабочего места, ни телефона, ни компьютера, я поехала посмотреть склад, адрес которого нашла сама в папках с документами. 

На складе царило радостное оживление, все что-то складывали в коробки, пыль стояла столбом, у ворот склада стояли в ожидании загрузки фуры. 

Я назвала себя и спросила, что происходит и почему столько хаоса и беспорядка в загрузках фур. Ответ ввел меня в состояние шока – склад переезжал. Ни на одном из собеседований никто ни разу не упомянул о таком глобальном проекте, как переезд склада в 9000 м2! Генеральный директор вскользь упомянул, что «со складом связан ряд проблем, но там все в порядке, проблемы решаемы».

Ну, трудностей я никогда не боялась, поэтому сразу же засучила рукава и стала организовывать процесс переезда. Параллельно я пыталась определить степень готовности к переезду, а также выяснить, кто координировал переезд до моего прихода. Ответ был простым и лаконичным – генеральный директор в один из дней позвонил начальнику склада (который, напомню, в день моего выхода на работу был на больничным в связи с серьезной травмой позвоночника) и сказал, что оформил договор аренды на новый склад. Старый склад, на котором компания успешно работала с момента начала работы, надо в течение недели освободить. 


В общем, об этом переезде надо не рассказывать, а петь! 

На новом складе не было электричества, сети, обогревателей, туалетов, столовой, находился он в 2 км от метро, в промзоне. Не было заказано стеллажное оборудование, компьютеры, не набраны сотрудники (т.к. половина имеющихся написала заявления на увольнение, т.к. им было совершенно неинтересно ездить на новый склад, который находился в противоположном конце Москвы, к тому же совершенно не был приспособлен для нормальной работы). От метро до нового склада не ходил никакой транспорт, поэтому было совершенно непонятно, как сотрудники будут добираться до нового места работы. Мобильным телефоном на новом складе тоже пользоваться было невозможно, точнее, телефон ловил сеть только в определенных местах, в которых было необходимо принимать физически практически невыполнимые позы, чтобы «поймать» входящую линию.

Мой мобильный телефон полностью разряжался в течение первых сорока минут работы склада – т.к. на него звонили абсолютно все, кому что-то надо было от склада, включая клиентов из ближнего зарубежья. При этом отгрузки со склада не прекращались. Товар со старого поступал, просто накиданный как попало. 


В тот период времени, который я не скоро забуду, я проявляла чудеса изворотливости и расторопности в единицу времени. 

Смогла договориться у ближайшего метро с водителями маршрутных такси, чтобы в определенное время утром и вечером приходило 2-3 машины, чтобы забрать людей и довезти их от и до метро. Пока генеральный директор набирался сил на курорте, с водителями маршруток я расплачивалась из своего кармана, т.к. такого рода платеж не был включен в бюджет департамента логистики, поэтому деньги мне выдать не могли. К слову, счет за мобильную связь за первую неделю работы составил сумму, равную минимальной месячной оплате труда, принятой в нашей стране.

Я нашла фирму, которая в рекордные сроки взялась изготовить и установить стеллажи, параллельно согласовав с администрацией складского комплекса схему расположения стеллажей и их максимальную нагрузку. При этом буквально на коленке, используя личный ноутбук, я рассчитала количество стеллажей и составила схему расположения стеллажей, а также разработала предварительную систему адресного хранения. На короткое время приостановив освобождение старого склада я смогла заставить сотрудников упаковывать товар как следует, маркируя коробки и составляя упаковочные листы. Одновременно с этим организовала закупку компьютеров, сканеров, терминалов для считывания штрих-кодов. Заключила договор с компанией, которая провела электричество и установила сеть. Договорилась с администрацией склада о краткосрочной аренде прилегающего бокса, чтобы раскладывать ранее завезенный товар и маркировать его для последующей отгрузки. При том, что товар изначально приходил врассыпную, склад ни на один день не остановил отгрузки и приемки товара (порядка 2-3 контейнеров в день). Администрация склада разрешила мне перейти на круглосуточный режим работы, благодаря чему очень быстро разобрали Монбланы товара, смогли его по крайней мере аккуратно разложить на полу, в ожидании монтажа стеллажей. Организовала пост круглосуточной охраны нашего бокса и разработала режим входа-выхода. При этом случалось все, что только возможно в таких случаях – отключалось электричество, ломалась канализация (метро с голубыми кабинками в 2 км), закрывалась санэпидемслужбой столовая, не привозили питьевую воду, невозможно было провести телефонную линию и работать приходилось практически в полевых условиях – проводя какие-то немыслимые «воздушки». Неожиданно, за 2 недели до оговоренного срока, решил заехать арендатор соседнего бокса, который мы использовали для «горизонтальной» сборки товара и товар пришлось переместить просто и незатейливо – в коридор, для чего пришлось создать еще один пост охраны. Ломался грузовой лифт (склад был на 2 этаже), администрация склада неожиданно перестала пускать на территорию склада автомобили сотрудников и т.д. Не было проблемы, которая не возникла бы в этот период. Я приходила на работу к 8 утра, чтобы убедиться, что маршрутки прибыли и люди смогут добраться до склада, уходила в 8 вечера, отправив всех по домам, доделав работу и запустив ночную смену.


Отдохнувший, загоревший и набравшийся сил, генеральный директор вернулся на работу две недели спустя. С ходу утром у меня спросил (по мобильному телефону, когда я была на складе и руководила приемкой товара, одновременно пытаясь решить еще 50 разных проблем), как идет формализация бизнес-процессов, и когда я буду готова представить ему описание процессов «как есть» и рекомендации «как должно быть». Я поинтересовалась, насколько он в курсе того, что происходит с переездом склада и что переезду склада надо присваивать статус кризисного процесса. Также я с ним поделилась тем, что исключительно усилиями воли и напряжением всех сил я поддерживаю работоспособность склада. Поэтому ни о каком описании процессов в эти дни речи не могло идти – хотя бы по той причине, что почти неделю не было электричества, и даже используя ноутбук я не могла бы посвятить описаниям более 2 часов в день - заканчивается автономная работа батареи, а мне еще надо было посмотреть почту, т.к. я отвечала не только за работу склада, но и за работу транспортного отдела и отдела внешнеэкономической деятельности, а также за группу аналитического обеспечения. 

К моему удивлению, он оказался совершенно не способным понять, что из-за его спонтанно принятого решения сменить склад вся логистическая система компании вошла в коллапс. Из-за отсутствия руководства и координации действий проект шел совершенно стихийно и только невероятная энергия и усилия с моей стороны и поддержка, или, по крайней мере, отсутствие сопротивления, со стороны новых подчиненных, не позволили контейнерам остановиться, отгрузкам прекратиться, товару перепутаться.

К концу третьей недели моей работы склад начал почти нормально функционировать, стеллажи прибывали и монтировались, тележки и погрузчики были арендованы, зонирование товара начало приобретать рабочие очертания. Автоматизация складских процессов в КИС стала более очевидной и сильно облегчала работу сборщиков и операторов, недостающие люди потихоньку набирались, сотрудники службы безопасности несли вахту день и ночь, администрация склада пустила за свой счет автобус от метро до склада, свет и отопление было постоянно – просто живи и радуйся. 

Все время после своего возвращения из отпуска мой новый руководитель звонил мне постоянно – утром в 8 часов, днем раз десять и вечером где-то после 22. Его совершенно не смущало, если я ужинала или, к примеру, принимала душ – он ко всему относился с пониманием и диалога, точнее, монолога, не прекращал. Поскольку поговорить он любил и делал это часто и помногу, мне приходилось в процессе общения с ним мимикой и жестами объяснять людям, чего именно я от них хочу в настоящий момент. Если мой руководитель понимал, что разговаривая с ним я отвлеклась, то он тут же начинал на меня кричать, что для меня он руководитель, поэтому я должна сначала выслушать его, а потом уже продолжать заниматься «своими делами». При первой же его попытки повысить голос я попросила его в дальнейшем этого не делать и объяснять мне суть своих претензий так, как это принято в бизнес-кругах. Он пообещал, но обещания не сдержал – уже следующий наш разговор завершился тем, что я повесила трубку, т.к. меня брали на работу не педагогом по коррекции поведения невоспитанных людей и не штатным психологом.

Один раз, не выдержав напряжения, я позвонила директору по персоналу, которая была в составе хора, который мне пел осанну прекрасному состоянию бизнес-процессов компании, и попросила ее объяснить мне суть претензий руководителя, т.к. общаясь с ним я ничего конструктивного не услышала, кроме грусти по поводу отсутствия описания бизнес-процессов и должностных инструкций. На что она грустно так сказала, что в компании все сотрудники страдают от его хамства и невоспитанности и вся компания «работает на износ». Думаю, что не было смысла спрашивать о том, почему она мне об этом не сказала раньше.

Отношения мои с руководителем накалялись, от решительных действий его удерживало, видимо, только то, что с моей и Божьей помощью склад работал все лучше и лучше, иначе бы он давно разобрался со строптивицей, которая решительно отстаивала свою честь и достоинство.


Мысль о формализации бизнес-процессов, накрывшая его до моего прихода, не отпускала, и это было основным лейтмотивом наших диалогов. 

Это было выше моего понимания – как можно говорить о формализации процессов, если существует кризисная ситуация, которую сначала надо нейтрализовать, а уже потом работать над созданием оптимальных форм действия. Если говорить более простыми словами – как можно возводить стены и перекрытия здания, не закончим строительство фундамента? Я первое время пыталась это объяснить, но затем поняла, что это только удлиняло наши телефонные диалоги, так что начала просто слушать его сентенции.

Однажды он мне позвонил с утра с предложением по автоматизации склада, для которого мне нужно было переговорить с сотрудником арендодателя, телефон которого он мне и продиктовал. Затем мы перешли к теме, столь излюбленной им – угадайте, какой? Совершенно верно – бизнес-процессы. После получасовой беседы, когда мой телефон уже жалобно стонал не переставая, сообщая мне о том, что с минуты на минуту разрядится, он поинтересовался, как прошел мой разговор с этим сотрудником…


Я думала, что схожу с ума.


Но юмора и здравого смысла мне хватило на то, чтобы сообщить ему, что у меня только один рот и телефон, поэтому, общаясь с ним, я не могла поговорить ни с кем другим так, чтобы он этого не заметил. На что он разрешил мне отсоединиться и поговорить с сотрудником арендодателя, похоже, даже не поняв комичности ситуации. 


К концу четвертой недели я похудела на 7 килограмм, заработала гастрит на нервной почве, спала во всех доступных местах – в машине в пробке, в метро, дома при просмотре телевизора, в ванной и т.д. При этом каждый день он меня спрашивал, когда же я уже все сделаю, и мы сможем жить по-новому. Когда будут готовы должностные инструкции, красивые картинки с бизнес-процессами, вся регламентирующая документация. Одновременно с этими он задавал вопросы, когда же весь товар идеально будет расставлен на уже смонтированных стеллажах. И сколько товара сможет расставлять один кладовщик в день с учетом существующей нагрузки. Нагрузку рассчитать было невозможно, т.к. количество отгрузок на следующий день было известно только к вечеру накануне дня отгрузок, все надо было делать срочно. К тому же постоянно поступали контейнера с сезонным товаром, который надо было срочно отдавать в продажу. Поэтому я искренне считала, что самое важное на тот момент - удержать хрупкое равновесие системы, дождаться спада нагрузки путем постепенной подстройки процессов, а уж затем заниматься тем, за чем я, собственно, и пришла в компанию - описанием и формализацией процессов. Никто и никогда не должен заниматься оптимизацией не построенных процессов – это просто опасно для бизнеса и уж точно не поспособствует его эффективности.

При этом он постоянно давал мне советы логистического плана, настолько непонятные и неэффективные, что следовать им можно было бы, только обладая изрядной долей черного юмора либо находясь в состоянии сильнейшего алкогольного либо наркотического опьянения.

Подобная нагрузка не могла не сказаться на здоровье, на которое я никогда не жаловалась, и я заболела. Мой шеф был крайне недоволен тем, что я не пришла на работу, сквозь зубы пожелал мне скорейшего выздоровления, попросил предоставить официальный больничный, но звонить мне каждые полчаса не перестал. Причем не отказывал себе в удовольствии постоянно говорить о том, что устал все делать один, что непонятно за что он платит деньги своим топам, если все всегда делает сам. Пока я сидела в кабинете у врача, закрывая больничный, мне просто было неудобно, т.к. мой телефон звонил за эти 10 минут три раза! Врач просто не выдержала и закрыла мой больничный по взаимной договоренности без изучения анализов и расспросов о том, как я себя чувствую.

При расчете зарплаты, мне рассчитали минимум оплаты по больничному, то есть я получила за эту неделю болезни денег меньше чем потратила, мой счет за мобильный телефон был на несколько сотен рублей больше, чем оплата моей болезни. К слову, когда я поняла, что трачу на оплату мобильной связи большие деньги, я попросила включить мне в бюджет эти деньги, чтобы не платить из своего кармана. На что мой руководитель сказал, что я могу на работе не пользоваться мобильным. Лучше просто звонить с городского (ближайший на момент начала моей работы был телефон в административном здании складского комплекса, это порядка 500 метров пешком в одну сторону). 


В общем, я уже поняла, что чем-то прогневила Бога, и мое нынешнее трудоустройство опять оказалось, мягко говоря, неудачным.

Поэтому в один далеко не прекрасный момент, когда мой шеф позвонил мне в пятый раз за последние пять минут и спросил то, о чем он ровно тридцать секунд назад уже спрашивал, я не выдержала и отключила телефон. Электронным письмом со своего адреса я высказала все, что думаю о сложившейся ситуации, а также пожелала ему здоровья и удачи в бизнесе, не особенно задумываясь о цензуре, но, конечно же, без откровенного хамства и мата. Просто высказала свое мнение.

Вечером (я говорю о глубоком вечере, после 23 часов) он мне позвонил и попросил приехать в центральный офис. Я поинтересовалась, что же мы будем обсуждать, на что он не нашел мужества сообщить мне о том, что мы будем обсуждать мое увольнение, а корректно сообщил, что надо «обсудить текущие дела».

На следующий день мы с ним встретились в офисе (где я все это время почти не появлялась, т.к. практически жила на складе), и он, потупив глаза, сказал, что при таком подходе с моей стороны не считает возможным продолжать наше сотрудничество. Он считает, что я не прошла испытательный срок и начал подсовывать некий документ, в котором было указано, что я не прошла испытательный срок, и поэтому трудовой договор со мной расторгается досрочно. Трудовой договор к тому моменту я и в руках не держала, как подписала его при нашей изначальной беседе, так больше и не видела. Поэтому поинтересовалась у него, а когда же у меня должен закончиться испытательный срок, определенный при оформлении в 1 месяц? Выяснилось, что он закончился уже 3-4 недели назад. Странная безграмотность отдела по управлению персоналом уже не удивляла на общем фоне. К слову, у меня в сумке уже лежало готовое заявление на увольнение по собственному желанию. Так что в этом вопросе мы с ним достигли редкостного согласия, пожалуй, впервые за этот период. Что касается меня – я даже не пожелала отработать причитающиеся две недели, настолько измучилась и устала, хотя мой руководитель и предлагал мне отсрочить уход – странно, зачем ему-то это надо было. Или он всерьез думал, что услышав сообщение о том, что он хочет меня уволить, я упаду на колени и слезно буду просить этого не делать?


Мой руководитель не отказал себе в удовольствии обмануть меня с расчетом, т.к. мой совокупный доход складывался, как это принято во многих компаниях, из официальной зарплаты и неофициальной. Ну, это я уже оставила на его совести и не стала отстаивать свои права, хотя на сумму разницы можно было купить неплохую подержанную иномарку или новую машину отечественного производства.


Уволившись, я спала практически целую неделю – вставала с постели, только когда уж очень хотелось есть.

Что характерно, топ-менеджер по логистике в компании так и не появился за всю историю моего наблюдения за этой компанией. Точнее, он появлялся, но очень быстро исчезал, как правило, по болезни… И на момент написания этого романа опять появилась вакансия топ-менеджера по логистике… Причем основная часть обязанностей потенциального директора начинается со слова «организация». Все можно было бы давно и успешно организовать, сейчас надо вести речь об оптимизации и повышении конкурентоспособности, а они все организуют… Грустно…


Урок седьмой - Вы не становитесь собственностью работодателя и не обязаны подстраиваться под абсурдные требования оного. Если Вам попадается психопат, одержимой идеей-фикс, бегите от него, т.к. он все равно не даст Вам ничего сделать и сам не сможет! Восстановление физического и психического здоровья не всегда окупится полученными деньгами, а профессиональная реабилитация может занять годы! Состояние биоробота делает из человека безмозглую машину

https://www.lobanov-logist.ru/library/all_articles/56693/
дата: 00.00.0000 00:00:00    просмотров: 1514

рейтинг: 
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)



Прикрепленные файлы

Рекламный блок

  • Генеральные партнёры

    Сайт "KlubOK.net - материалы об управлении и маркетинге" входит в 10 самых посещаемых и известных русскоязычных сайтов по теме "Менеджмент и консалтинг"

логистика Новый арендатор МЛП Открытие складского терминала в Климовске обеспечит рабочими местами 1800 человек Петербургские грузовики уходят в ночь Предложение по созданию таможенно-логистического терминала РНТ завершила разработку нового типового решения «Безопасное вождение» Система мотивации: от сложного к простому СКИТАНИЯ ПРОДВИНУТЫХ БИЗНЕС-РОМАН часть 7 Дмитриева Валерия Олеговна складская логистика эффективное управление запасами