Лобанов-логист
Лобанов-логист
Личный кабинетВходРегистрация
Например: Логистика

СКИТАНИЯ ПРОДВИНУТЫХ БИЗНЕС-РОМАН часть 5 Дмитриева Валерия Олеговна

СКИТАНИЯ ПРОДВИНУТЫХ

БИЗНЕС-РОМАН

часть 5

Дмитриева Валерия Олеговна


ГЛАВА СЕДЬМАЯ. 

НЕ ИМЕЙ СТО РУБЛЕЙ, А ИМЕЙ СТО ДРУЗЕЙ!


После этого я решила, что пусть все идет, как идет, ну, сколько можно переживать по поводу неудач и не сложившейся карьеры. Должно же когда-то повезти… 

И опять уселась перед компьютером. Увидела одну вакансию в компанию, у которой была собственная торговая марка одежды, с почти 15-летней историей развития. Описание вакансии было интересным, предлагаемая зарплата устраивала, ездить было удобно – на метро по прямой. Единственное, что было непонятно – в вакансии указывалось, что им требуется исключительно мужчина на эту должность. Я позвонила в компанию, рассказала о себе, и попросила назначить мне собеседование.

Девушка из отдела персонала обратила мое внимание на то, что им требуется исключительно мужчина.

Я спросила, что же такого они делают на работе, что женщине не справиться, таскают тяжести? Я физически очень развитый человек, занимаюсь спортом, моржеванием, йогой, веду здоровый образ жизни. Что же во мне не так по сравнению с мужчиной, исключая чисто физиологические различия, которые никак не видно при работе – ну не голые же они ходят в офисе?!


Но девушка была непреклонна – мужчина и все тут! У них в департаменте логистики работают преимущественно грубые брутальные мужчины, которые не будут подчиняться женщине-руководителю. Исчерпав все аргументы, я сдалась.

Ладно, подумала я, и пошла на собеседование в компанию, занимающуюся импортом и дистрибуцией бытовой химии. Офис был недалеко от моего дома, склад – в области, но доехать вполне можно.

В собеседовании со мной участвовало сразу трое мужчин – генеральный директор, директор по коммерческим вопросам и финансовый директор. Мы очень славно побеседовали с ними. В процессе беседы они рассказали, что до настоящего времени делили обязанности топ-логиста между собой – кто-то отвечал за склад, кто-то за ВЭД и закупки, кто-то за транспорт. Идея взять топа по логистике пришла им в голову недавно, и вот поэтому они пригласили меня. Я рассказала обо всем, чем приходилось заниматься, не скрывая и свой коммерческий опыт, а также и о том, что хотела бы делать на новом месте работы. Несколько раз во время беседы генеральный директор бросил фразу, что, раз уж я прошу такую большую зарплату, то уж точно компания с моей помощью должна добиться невиданных успехов. 

Услышав это в первый раз, я решила, что он так брутально, по-менеджерски шутит – ну типа только тебя мы все и ждали, что твой свежий взгляд и напор быстро помогут наладить работу в логистике, и, соответственно, помочь компании наладить основные процессы. Но нет! Он искренне считал, что придет логист и компания начнет выбиваться в лидеры. Он говорил – «ну Вы же учитесь на МВА, вот и расскажете нам, как надо работать, чтобы всех опередить…» Когда мы перешли к обсуждению моих потенциальных обязанностей выяснилось, что руководство компании рассчитывает, что помимо чисто логистических обязанностей в мои обязанности будет вменяться контроль клиентской базы – «ну Вам же не будет трудно обзвонить клиентов В СВОБОДНОЕ ВРЕМЯ…», работа с дебиторской задолженностью – “ну, у нас пока как-то некому было это контролировать, а Вы же поначалу все равно не полностью будете заняты» и т.д. Выслушав все, что они ожидали от меня, я попросила время на раздумье и ушла. Стоит ли говорить о том, что я перезвонила уже в тот же вечер и отказалась от продолжения диалога. 


Почему всегда от логистов так чрезмерно много и быстро ожидают?

Если взять должностную инструкцию директора по логистике и сравнить ее, например, с инструкцией директора по финансам, то количество различных функций и операций, ожидаемых от директора по логистике намного больше самых смелых ожиданий от любого другого топ-менеджера. А уж реально наваливаемой на логиста работы и косяков предыдущих периодов бывает так много, что далеко не каждый специалист справится к такой нагрузкой и темпом работы. Но говорим мы сейчас не об этом…


Через несколько дней – вот уж бывает – мне позвонили из одного рекрутингового агентства, о котором я никогда и не слышала, и предложили пройти собеседование на ту самую вакансию, где требовался исключительно мужчина. Это вынудило меня изменить мной же самой установленным правилам не работать с агентствами, и пойти на собеседование. Я не сказала им, что уже звонила в ту компанию и мне отказали по той причине, что я не мужчина. Через пару дней после визита в рекрутинговую компанию, которая занимала маленькую комнатушку в старом доме в центре Москвы, сдаваемом под офисы, мне оттуда позвонили и сказали, что со мной готовы встретиться в компании. 

Я пошла на собеседование к директору по персоналу, оказавшемуся милой молодой женщиной, которая задала мне удивительно четкие и профессиональные вопросы, наше собеседование было очень насыщенным и информативным. Она мне позвонила на следующий же день и сказала, что со мной хочет встретиться генеральный директор. С генеральным директором мы также очень хорошо пообщались, он мне показался очень эрудированным человеком, он очень грамотно рассуждал о стратегии, рынке, этапах развития компании и т.д.  

Через пару дней после встречи с генеральным директором мне позвонили из агентства и сообщили, что компания готова сделать предложение о работе. Я подтвердила готовность его принять. Я не зря надеялась, что мне должно повезти.

Повезло. Правда, повезло. Я попала на работу в чудесное место: в компанию, с большой историей и корпоративными ценностями. С образованными топ-менеджерами, которым компания оплатила обучение на престижной программе МВА. С корпоративными праздниками, с сотрудниками, многие из которых проработали в компании почти 10 лет. В компании предлагался великолепный соцпакет и всяческие льготы – компенсация обучения, оплачиваемое питание, полное соблюдение ТК, отличная корпоративная информационная система, учебный центр, большие скидки на продукцию.

В первый же день меня всем представили, для меня был готов кабинет, разработана индивидуальная программа адаптации и социализации, а также обучение товару. Подчиненные выразили готовность во всем помочь (к слову, далеко не все оказались мужчинами, женщин и девушек было более чем достаточно, даже на складе). Трудовой кодекс соблюдался неукоснительно, продолжительность рабочего дня строго регламентировалась, если кому-то надо было задержаться после работы, необходимо было урегулировать этот вопрос с собственным руководителем, генеральным директором и службой безопасности.


Я на работу не шла, а стремилась всем своим исстрадавшимся по нормальной работе существом. Вся информация была доступна, любые предложения можно было обсудить с коллегами, вносимые мной новшества приветствовались подчиненными. К сожалению, мне пришлось расстаться с некоторыми сотрудниками, поскольку их квалификация не соответствовала моим намерениям, они не прошли аттестацию, которая была устроена в мою честь для всего департамента логистики. Но на их место я смогла привлечь замечательных специалистов.


На первом же утверждении бюджета, обсуждая бюджет департамента по управлению персоналом, была выявлена огромная сумма перерасхода – это была оплата кадровому агентству за поиск директора по логистике, то есть меня. Тут я не удержалась и сказала, что уже предлагала свои услуги компании напрямую, что помогло бы избежать такого расхода, но при телефонной беседе с департаментом по управлению персоналом получила отказ, т.к. являюсь женщиной, а не мужчиной. Не знаю, что сказал генеральный директор HR директору, но думаю, что объяснил неправильность поведения сотрудников по подбору персонала, тем более, что кроме директора по логистике, в компании директор департамента финансов также была женщина, и директор по продажам женщина, ну и, разумеется, традиционно HR директор.

Все у меня получалось, работа кипела в руках, результаты были очевидны – так как запущенность логистических процессов в компании была значительной, предыдущий руководитель департамента логистики был скорее теоретиком, чем практиком, поэтому многие его благие намерения остались без применения. Он очень верил цифрам и полагался на различного рода отчеты, не проверяя цифр, которые в них вносились, поэтому видел картину процессов в несколько искаженном виде. Я же всегда проверяю каждую цифру до тех пор, пока у меня не возникнет абсолютное доверие к предоставляющим цифры, поэтому работы у меня было достаточно. И к теории я отношусь нормально и практически работаю, засучив рукава и лично ручками пощупав каждый элемент управления цепями поставок.

Все инициированные мной увольнения приветствовались директором по персоналу, она своевременно предоставляла варианты замены, вакансии заполнялись быстро и квалифицированно. 

Иногда мне предлагалось заменить того или иного сотрудника, т.к. они показывали неудовлетворительные результаты тестирований, которые в компании проводились довольно часто. Я бы сказала, неоправданно часто.

В какой-то момент я начала замечать, что мне предлагалось уволить того или иного сотрудника, который совершенно не вызывал нареканий и на которого я уже начинала полагаться в своей работе. Мне казалось, что ротаций и замен произведено достаточно. Что все имеющиеся сотрудники вполне профессиональны и надежны. Что нет смысла в настоящее время менять кого-то еще, т.к. люди сработались, процессы распределились, необходимо двигаться вперед, а не помогать людям сработаться и принять друг друга, что всегда затратно и по времени, и по ресурсам.

Одновременно с этим я начала постепенно замечать, что глубокоуважаемый генеральный директор очень красиво говорит, но совершенно ничего не делает. Имитирует бурную деятельность, предлагает проекты, которые изначально либо нежизнеспособны в принципе, либо их окупаемость совершенно не просчитана, поэтому финансовый успех сомнителен. На всех собраниях совета директоров он рассказывает о стратегии компании, но при этом полностью игнорирует практические мероприятия, которые позволили бы развить или адаптировать стратегию или умалчивает о ресурсах. Если в разговоре с ним я затрагивала ту или иную теорию высшего менеджмента, даже случайно, он сразу же оживлялся и начинал в подробностях демонстрировать свои знания – как на машинке строчил ровные и красивые фразы.

Постоянно начинались проекты, которых могло идти по 2-3 одновременно. Для каждого создавалась рабочая группа, на заседаниях рабочих групп иногда я проводила по 4-5 часов в день! Причем ряд проектов затихал также тихо, как и начинался. Иногда я приходила на назначенное заседание рабочей группы полностью подготовленная к повестке дня, которую мы загодя обсудили, и выяснялось, что проект уже закрыт, но почему-то никого не проинформировали и по меньшей мере половина директоров потратила 2-3 рабочих дня напрасно…

Первое мое серьезное столкновение интересов с ним произошло, когда он в приказной форме распорядился начинать процесс автоматизации склада. Стоимость коробочного варианта системы составляла не один десяток тысяч евро, к этому надо было прибавить работу экспертов, специалистов по внедрению, а также техподдержку и иже с ними. Устав спорить с ним о нецелесообразности внедрения автоматизации, пока на складе не завершена отладка основных процессов, я составила аналитическую справку по этому проекту и отправила ее генеральному директору с копией на одного из акционеров компании. После этого разговоры об автоматизации не возобновлялись – акционеры умели считать деньги, и были открыты для разного рода вдумчивых доводов.

Моя привычка постоянно проверять все цифры и отчеты также дала свои результаты – весьма неожиданные. Я не реже 2 раз в месяц получала отчеты от склада о проделанной работе, где приводились данные о количестве обработанного товара: о количестве поступившего товара и о количестве отгруженного товара, а также об остатках товара на дату предоставления отчета. И все это в отношении к остаткам товара. Т.е. количество отгруженного и поступившего, а также переупакованного товара в отношении к остаткам склада давало мне некий коэффициент, при котором я могла понять интенсивность работы склада, а также начать разрабатывать нормирование нагрузки сотрудников каждой складской зоны. Понятно, что это были не единственные данные – просто некая составляющая. Мои хитроумно составленные отчеты помогали проверять и перепроверять одни и те же данные разными способами. Все отчеты были легкими и исполнимыми, поэтому мои сотрудники не сидели целыми днями, уткнувшись в мониторы, готовя для меня отчеты, а делали их легко и просто, практически не отрываясь от основной работы

Соответственно, все полученные накануне цифры я на следующий день проверяла, сверяя данные с КИС. Каково же было мое изумление в один далеко не прекрасный день, когда я поняла, что складские остатки уменьшились в выходные, но на складе не было никаких санкционированных отгрузок. На мои вопросы складские работники ответили недоумением – они ничего в выходные не отгружали, да это было и невозможно, т.к. вывод склада на работу в выходные необходимо было согласовывать в нескольких инстанциях, включая мою визу на служебной записке.

Я написала служебную записку генеральному директору с просьбой разрешить провести служебное расследование и помочь мне выяснить, что же у нас происходит. Проведенное расследование – это отдельная ошеломляющая тема, которую я раскрою когда-нибудь позже. Но впоследствии выяснилось, что подобного рода действия (а их было достаточно много) происходят с полного одобрения и при содействии генерального директора, который, к слову, по окончании сотрудничества с акционерами покинул компанию весьма небедным человеком. А компания потеряла рынок, т.к. дальше разглагольствований и предоставлений акционерам дутых отчетов его активность не распространилась. Точнее, львиная часть активности была направлена на собственное благополучие. Это известный всем работавшим в компании и на этом рынке факт, я ничего не приукрашиваю.

На момент написания романа компания оказалась позади своих даже самых незначительных конкурентов, и сможет ли она восстановиться – очень большой вопрос, т.к. в течение почти двух лет ее глава занимался собственным благополучием, а никак не интересами компании.

В тот момент меня очень волновала проблема вынужденного расставания с ключевыми сотрудниками, которую мне буквально навязывал департамент по управлению персоналом. Если я не соглашалась с результатами тестирования и просила провести повторную процедуру в моем присутствии, то через какое-то время мне служба безопасности предоставляла компрометирующие сведения на этого сотрудника, и мне приходилось соглашаться с ним расстаться. Если же я упорно не соглашалась, то сотрудника увольняли либо за опоздание, либо за какую-то иную провинность – все равно убирали. 

К слову, безопасность в компании была на высоте – в каждом кабинете руководителей стояли подслушивающие устройства, что совершенно открыто декларировалось. Электронная переписка читалась, отправленная почта просматривалась. Отслеживались контакты сотрудников между собой – всегда было известно кто с кем накануне пил пиво. Это было для меня непривычно, не более того. В каждой организации свои правила. Возможно, акционеры уже имели неприятности из-за болтливости или мстительности своих сотрудников. Что было неудивительно, принимая во внимание, как именно людей увольняли. Если мне надо было что-то с кем-то совершенно конфиденциально обсудить, то приходилось все писать в вордовском файле, читая с монитора, а потом стирая написанные фразы. Кстати, уже незадолго то того, как я оттуда ушла, в компании случился коллапс в виде посещения проверяющими органами самого высокого порядка. Руководитель службы безопасности пришел ко мне и сказал, что принято решение, что интересы компании в этом непростом вопросе буду отстаивать я, как человек, через которого идут основные потоки товара. 


Но вернемся к делам насущным. 
Я решила прекратить увольнения сотрудников, приведя на работу тех, с кем я уже работала, о которых многое знала и могла поручиться, что с ними никаких эксцессов не будет. Но и тут я не преуспела. Всех приведенных мной постепенно уволили, мотивировав совершенно незатейливо – незнание товара. Товарная матрица компании составляла порядка 50 000 SKU, поэтому запомнить и в совершенстве знать весь товар невозможно в принципе – этим и пользовались.

Тем не менее, работа все равно двигалась, результаты были убедительные. Я не смогла повлиять только на те области, которые контролировались лично генеральным директором, но тут уж я ничего сделать не могла без глобальной революции, что в мои планы не входило.

Как я уже писала, в компании работали профессиональные и умные специалисты, постепенно деятельность генерального директора становилась все очевиднее тем, кто не играл с ним в одну и ту же игру, поэтому из компании начался отток мозгов (brain drain). Я была в первых рядах тех, кто написал заявление. Постепенно, в течение года, ушли все топы, кто работал вместе со мной и кто не присоединился к процессу разорения компании и собственного обогащения.

В целом, я отработала в компании чуть больше года, сделала все, что смогла, отдавая все свои знания и силы, но не вовлекаясь в процесс душой и сердцем. Просто профессионально выполняла свои обязанности, не пытаясь всеми силами воспрепятствовать подрывной деятельности своего руководителя. Если акционеры компании не нашли способов анализа эффективности деятельности своего доверенного лица – я не сочла для себя возможным открывать им глаза, поскольку не видела в этом для себя какой-либо пользы или выгоды. Совесть же свою очистила тем, что в самых спорных вопросах с генеральным директором при переписке ставила в копию одного из акционеров компании – самого вменяемого и интеллектуально развитого человека. Собственно, если бы он оторвался от горных лыж и дайвинга и взял время изучить мои письма, он бы все без труда понял намного раньше 4 фазы кризиса в компании.

Где-то полгода спустя после своего ухода я получила сведения о том, что акционеры наконец-то узнали все, что им надо было узнать гораздо раньше, уволили своего генерала, но дел компании это уже не поправило – время было упущено. Топ-менеджеры, которые примкнули к сомнительной деятельности генерального директора, были уволены вместе с ним. Способ их обогащения был прост как апельсин – они организовали юрлицо, которое покупало товар у поставщиков компании, а потом перепродавало их компании по самым выгодным для себя и по совершенно невыгодным для компании ценам. Все просто.

Что же касается деятельности директора по персоналу - ну тут я бы просто сняла шляпу, если бы носила ее, а также сбрила бы волосы, если бы она это увидела, в знак искреннего восхищения ее сообразительностью.

Оказывается, эта милая-милая симпатичная женщина с ласковой улыбкой, профессиональными вопросами и множеством психологических тестов, особо не заморачиваясь, открыла собственное кадровое агентство, именно то, которое и устроило меня на работу (во время телефонной беседы с представителем службы персонала компании я ведь представилась. Мое резюме в них было в почтовом ящике, поэтому идентифицировать меня труда не составило). Соответственно, замена персонала была выгодна, в широком понимании этого слова, именно директору по персоналу. Поэтому немногие сотрудники задерживались в компании надолго, особенно те, кто пришел недавно. Подолгу задерживались те, кто был на все согласен, полностью принимал все, что предлагалось, никогда ни с кем не спорил. При условии, что они не занимали высоких позиций, соответственно, их замена не стоила дорого.

Конечно, было бы неправдой утверждать, что наблюдать за деятельностью генерального директора было легко, и я оставалась совершенно безучастной, просто, как робот, выполняя свою работу. Это не так. Все происходящее было неприятно, непонятно и безрадостно. Страдала не только я, но и многие профессионалы, кто искренне стремился содействовать успеху компании. Очень хотелось излить душу тому, кто понимал, что происходит, и кому не надо было бы долго объяснять суть процессов. 


Спустя 4 месяца после устройства моего в описываемую компанию на работу пришла очень уверенная в себе, успешная и авторитарная женщина, приглашенная на позицию директора по продажам. Это был просто лучик света – и в прямом и в переносном смысле слова. Яркая, с хорошей фигурой, облаком кудрявых светлых волос, блестящими глазами, вечно улыбающаяся и активная. Всегда безупречно одетая, с лаконичным макияжем, совершенным маникюром – она притягивала к себе всех: и своих подчиненных, и коллег одного с ней уровня. Она чем-то напоминала мне меня – только более яркое исполнение и в личностном и в чисто внешнем плане. Ей до всего было дело, она всегда находила время, чтобы выслушать любого из своих подчиненных. Не считалась со временем, проведенным на работе, если дело того требовало. Она прекрасно владела инструментами проектного менеджмента, прекрасно разбиралась в технологиях и методиках продаж, и скоро вверенный ей проект (который изначально был убыточным и нереальным для исполнения), начал выправляться и даже приносить некий доход. На том этапе проекта это было просто прекрасно, т.к. никому не было понятно, как из такого мертвого проекта (говоря языком менеджмента – dead dogs) можно получить что-то приносящее если уж не прибыль, то, по крайней мере, постоянно растущую выручку. 

Ей и ее работой нельзя было не восхищаться, ее настойчивость завораживала, она все и всегда доводила до завершения, предоставляя все признаки завершения этапа. Она всегда была везде – ее голос был слышен одновременно на всех этажах, все всегда знали, где именно она находится.

Конечно, такая должность не предполагает никакого иного человека – здесь нужно быть таким компактным мини-танком, задекорированным шелком и бархатом. Чтобы и не напугать напором, но и не дать шанса кому-то столкнуть себя с избранного пути.

Очень приятно и продуктивно было с ней общаться по рабочим вопросам, в процессе диалога мы находили решение всех вопросов, которые затрагивали интересы ее и моего департаментов.

В один вечер, когда мы с ней сидели и грустили над тем, что происходит в компании, она предложила мне составить компанию и посетить баню – обычную русскую баню, находящуюся в центре Москвы. Я открыла для себя совершенно новый мир и новый круг общения, я нашла удивительно внимательного и щедрого друга, который был всегда рядом, и на чью помощь и поддержку всегда могла рассчитывать – что было очень необычно для меня, я всегда полагалась только на свои собственные силы. Мы с ней освоили для себя боулинг, совместное посещение салонов красоты и визажиста. 

Ближе к лету мы с ней отправились в совместное путешествие – с детьми, дикарями, время провели великолепно, остались в памяти мгновения, эпизоды, а также фотографии, которые стали любимыми. 

Я для себя сделала очень важный вывод – нельзя замыкаться в себе, полагаться только на свои силы, все решается гораздо легче, если с кем-то поделиться горестями. 

Получилось так, что из компании я ушла гораздо раньше, чем она – просто не выдержала. В какой-то момент я смогла отдать долг – и помогала ей советами и практической помощью, когда наш бывший общий руководитель начал себя вести совершенно неадекватно и практически вынуждал ее к увольнению.

Исключительно благодаря этой солнечной женщине все негативы того периода у меня сгладились очень быстро – я нашла настоящую подругу, с кем мы неразлучны и по настоящий момент.

Урок этой ситуации был такой: 

Урок восьмой – новых друзей можно находить везде! Надо просто открываться для новых отношений, как бы тяжело это не было. Даже если кажется, что кругом только враги, завистники и недоброжелатели – это не так, хорошие люди есть везде, важно их увидеть и пустить в свою жизнь! Пусть из компании я ушла с тяжелым сердцем, но я получила самое важное – подругу, человека, которому полностью доверяю.

https://www.lobanov-logist.ru/library/all_articles/56731/
дата: 00.00.0000 00:00:00    просмотров: 1734

рейтинг: 
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)



Прикрепленные файлы

Рекламный блок

  • Генеральные партнёры

    Сайт "KlubOK.net - материалы об управлении и маркетинге" входит в 10 самых посещаемых и известных русскоязычных сайтов по теме "Менеджмент и консалтинг"

Бесценная мотивация для ценного сотрудника В Ростовском универсальном порту открыт таможенный терминал Возврат таможенных платежей: судебная практика Для корректировки таможенной стоимости используется самая низкая стоимость сделки За что платить топам? Как информационные системы помогают снизить потери бизнеса Ключевые показатели эффективности (KPI) в розничной торговле Ликвидация неликвидов Валерий РАЗГУЛЯЕВ На таможне объявлена мобилизация эффективное управление запасами