Лобанов-логист
Лобанов-логист
Личный кабинетВходРегистрация
Например: Логистика

СКИТАНИЯ ПРОДВИНУТЫХ БИЗНЕС-РОМАН часть 8 Дмитриева Валерия Олеговна

СКИТАНИЯ ПРОДВИНУТЫХ
БИЗНЕС-РОМАН

часть 8 
Дмитриева Валерия Олеговна


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ. CHERCHEZ LA FEMME


Еще одной причиной, по которой я так быстро и легко ушла из компании, было то, что к тому времени у меня уже был на примете проект, который мне хотелось реализовать. Меня давно уговаривал перейти к нему на работу один мой бывший коллега по работе, который основал совместный бизнес с производителем сувенирной продукции класса vip, чьи производственные мощности были расположены в нескольких европейских странах. Интересный бизнес, абсолютно новый для меня, продукция поставлялась под заказ, качество продукции было удивительным - глаз не оторвать. Коллекции совершенно потрясали воображение – ну как можно за пару канделябров платить 1500 Евро?! 5000 Евро за столик для шахмат?! Помимо чисто профессиональных вопросов меня интересовало – а кто же все это будет покупать? Покупали, и еще как…


В том бизнесе было особенно важным таким образом выстроить цепочку поставок, чтобы товар отгружался со склада производителей сразу же после окончания производства. Разумеется, вопросы страхования и сохранности груза также были очень важными. 

Я долго не решалась принять предложение, потому что офис компании находился за пределами МКАД, и мне бы пришлось тратить очень много времени на дорогу – порядка 50 км в одну сторону каждый день. Но когда я завершила трудовые отношения с предыдущей компанией, мне не хотелось тратить время на отработку очередных вариантов трудоустройства, и я согласилась.

В мои обязанности, помимо логистики как таковой, входила работа с поставщиками, отбор коллекций, согласование цен и условий поставок и оплат и т.д. Очень люблю эту часть работы – переговоры, контакты, коммуникации, блеф на грани фола, тонкие игры различных нюансов. И как результат - хорошие коммерческие предложения, приемлемые цены, бонусы и скидки. 

Наш офис располагался в красивом живописном месте – вдали от Москвы, с видом на один старинный русский город, с церквями и множеством деревьев. Поскольку почти все топ-менеджеры жили в Москве, при офисе имелось что-то типа мини-гостиницы, где можно было остаться на ночь в случае, если работа вынуждала задержаться допоздна. Там же иногда останавливались зарубежные партнеры компании. 

Обстановка в офисе была рабочая, конструктивная, динамичная, офис был отделан так, чтобы работать было комфортно – большие окна, удобная мебель, просторные офисы, наличие всей современной оргтехники. В компании приветствовался демократичный стиль общения, зачастую многие оставались после завершения основных дел для того, чтобы попить чаю и пообщаться. 

Команда сформировалась прекрасная, все были профессионалами в своем деле, многие раньше вместе работали, поэтому рабочие отношения складывались легко и быстро. 

В один из таких coffee-breakов, когда я и мой бывший коллега а теперь руководитель пили изысканный зеленый чай из фарфоровых чашечек, он неожиданно поинтересовался, что бы я предприняла, гипотетически конечно, если бы мой руководитель начал ко мне приставать. Я чуть было не выбила себе зубы чашкой, которую как раз подносила ко рту, и попросила пояснить, что именно он имеет в виду. Он пояснил, что вот мы сидим вдвоем, я ему давно нравлюсь, именно поэтому он так усиленно меня зазывал к себе на работу, что он не представляет, как ко мне подступиться, так что решил прямо спросить. Поэтому вопрос вот такой – как я отреагирую? Я сказала, что просто возьму свою сумку и покину компанию. Что на работе я романов не завожу, т.к. уже имею печальный опыт такой работы, когда мне пришлось разводиться и снова выстраивать отношения, что все это просто ни к чему и всегда вредит работе – как бы радостно и романтично все ни начиналось. Что всегда все обо всем узнают, начинаются разборки и неконструктивное времяпровождение. Что мы все взрослые люди и развлекаться на стороне нужно не только подальше от дома, но и от офиса. Что он вполне симпатичный мужчина, но не герой моего романа, к тому же я старше него, о чем ему прекрасно известно.

Он, похоже, меня не услышал или не захотел, потому что из всего мной сказанного он услышал только про героя романа и начал интенсивно интересоваться, а кто же именно герой моего романа? Он его знает? Что ему сделать, чтобы стать этим героем? Может быть, мне не нравится, что он не ухаживал, а вот так прямо спросил? Он может и поухаживать – какие рестораны я люблю? Какие цветы? Может быть, дорогой подарок? В общем, его, судя по всему, охватила одержимость, во что бы то ни стало, старомодно выражаясь, завоевать меня. Я, честно говоря, была в недоумении, поскольку пока мы вместе работали, я никогда не ощущала никакого персонального интереса к себе – мы всегда общались исключительно по-дружески, я знакома с его женой, видела детей, мы неоднократно ездили на корпоративные мероприятия, и все было исключительно в приемлемых рамках делового общения. Ну, потанцевали пару раз вместе. Да, я знаю за собой то, что могу иногда весьма раскованно общаться, шутить на фривольные темы – но не думаю, что такое поведение можно расценить как сексуальный призыв или как готовность принять предложение развлечься на работе. 

Мы говорили довольно долго, я, используя все доступные мне способы вербального убеждения, объяснила, что не хочу никаких отношений, кроме деловых, что мне не надо ни подарков, ни цветов, ни каких-либо еще знаков личного внимания. Что у нас все было очень хорошо на работе – и вот это по-настоящему ценно. Что мы друг другу доверяем, понимаем друг друга, отлично дополняем на переговорах – и не надо ничего менять. В результате он сказал, что уяснил мою позицию, не хотел бы, чтобы я ушла, когда уже столько всего в компании зависит от меня, поэтому раз уж я так решила – так тому и быть.

Но, по всей видимости, ему было неприятно то, что я не согласилась поменять формат наших отношений, потому что в течение почти двух месяцев после этого разговора он практически со мной не разговаривал. Отвечал только на прямо поставленные вопросы, говорил со мной, только если я непосредственно к нему обращалась, и от ответа уйти было бы просто невежливо.

Постепенно, очень медленно, но лед растаял, я старалась всеми силами сгладить возникшее напряжение, всегда улыбалась ему, поддерживала на совещаниях его точку зрения – ну как бы лебезила слегка. Была всегда исключительно доброжелательна и особо предупредительна. И как-то так вжилась в этот образ, что мы по работе стали практически неразлучны - у нас образовался ряд динамичных проектов, где все было закручено на нас с ним, причем работа шла настолько успешно, что адреналин просто захлестывал. Контрактов было очень много, поставки шли просто как по маслу, все коллекции равномерно продавались, клиенты были довольны, мы вышли на весьма высокий уровень оборотов. К теме отношений мы не возвращались, к моему большому облегчению.

Один особо успешный проект решено было отметить в ресторане. Мы пошли туда всей компанией, ресторан был недалеко от офиса, классический русский ресторан для «новых русских» - с кучей национальных напитков, блюд, с веселой музыкой и горячительными напитками, сбивающими с ног. В какой-то момент мы начали танцевать вдвоем, причем я сама не поняла, как это произошло, и постепенно начала чувствовать, что его объятия становятся далеко не дружескими. К счастью, музыка закончилась, и меня позвал один из моих подчиненных для продолжения беседы, которую мы начали незадолго до музыкальной паузы. Потом выяснилось, что мы живем практически рядом, и мы с ним как-то незаметно покинули ресторан – сначала под видом сигареты на свежем воздухе, потом поболтать в машине, а уж потом и домой уехали. 

На следующий день мой руководитель никак не комментировал произошедшее, да я и не настаивала, мы готовились к ответственной командировке в Швейцарию, и всем было не до досадных недоразумений. 

В Швейцарии мы закончили работу на пару дней раньше срока и решили устроить себе небольшой отдых в Альпах. Остановились в небольшой гостинице полусельского типа и наслаждались живописными видами и чудесным воздухом. Как-то поздним вечером, когда я уже легла спать, ко мне постучался мой руководитель и спросил, нельзя ли ему воспользоваться моей ванной комнатой, т.к. у него сломался смеситель, и он не хочет будить персонал отеля. Почему бы нет – подумала я и пустила его. Из душа он вышел в своей природной сущности, чем сильно меня развеселил, поскольку я предвидела такой поворот событий и полностью оделась, а также заселила кровать. У меня еще была мысль позвать к себе в комнату на поздний коктейль кого-то из наших коллег, но это был бы слишком сильный удар по самолюбию с непредсказуемыми последствиями – человеком мой руководитель был горячим. У него хватило юмора, чтобы достойно отбить удар – он сказал, что всему виной выпитое за ужином спиртное, и он забыл, что находится не в своем номере. Что очень извиняется, но раз уж он здесь – можно ему остаться? Мы просто поговорим и выпьем чаю. Я сказала, что предпочла бы выпить коктейль и почему бы нам не спуститься в бар, который был в этом поселке в единственном варианте и работал круглосуточно. К слову, там была вполне приличная дискотека, во всяком случае, я с удовольствием там проводила время почти каждый вечер весь месяц, что мы там жили. 

Такой поворот событий его устроил и совершенно очевидно обрадовал. Несколько изменился сценарий – но все равно вариант. Мы пошли в бар, заказали коктейли, начали весело болтать. По мере повышения градуса тема беседы плавно перешла на старую – почему бы нам не развлечься, с его стороны это серьезно, и он может даже заплатить. Это меня невероятно порадовало – в качестве проститутки меня еще никто не воспринимал. К счастью, в том баре в тот момент присутствовало довольно много милых молодых женщин и девушек, чья одежда и манера держаться совершенно однозначно указывала на их принадлежность к определенной профессии. Я в качестве альтернативного варианта предложила ему выбрать любую из присутствующих дам и со своей стороны выразила готовность оплатить ее услуги ему. Даже предложила дать ей напрокат свою одежду – чтобы, так сказать, максимально приблизить эрзац к оригиналу. В тот вечер мы ни к чему не пришли, т.к. ему нужна была только я и точка. К счастью, в тот же бар забрела пара наших коллег, и мы завершили вечер вместе. 

Я не могла понять, почему его так переклинило, и в какой момент я так или иначе дала ему повод думать, что со мной можно завести неформальные отношения. Я регулярно смотрюсь в зеркало и точно знаю, что не являюсь красавицей с идеальной фигурой. Я среднестатистическая женщина с не всегда покладистым характером и довольно специфичным чувством юмора. Его еще называют «черным». Правда, я слежу за собой, всегда стараюсь выглядеть хорошо, одеваюсь с учетом своих внешних данных – ну, в принципе, делаю все, что делает почти любая женщина. За мной ухаживали и ухаживают мужчины, но так, чтобы свет клином на мне сошелся, у меня ни разу в жизни не было. Поклонники штабелями не укладываются у моих ног, на свете множество женщин гораздо интереснее и моложе меня. Но, по всей видимости, сложилась ситуация из серии «запретный плод», в которой вожделенным плодом оказалась я.

Потом мы долго летели назад в Москву, и в самолете он оказался рядом (не правда ли, странно?). Всю дорогу он мне говорил о том, что мне придется принять решение – или мы вместе или он меня увольняет. Мои аргументы в пользу того, что на мне много обязанностей и контактов и что после моего ухода бизнес (его бизнес т.к. он соучредитель) однозначно пострадает, совершенно не произвели никакого впечатления. Я пыталась выяснить, что же его во мне так зацепило – конечно же, внятного ответа не получила. Он говорил, что давно влюбился, что видел, как я на работе общаюсь с другими мужчинами, что многие мужчины на нашей старой работе в курилке обсуждали мои прелести (у меня в подчинении были преимущественно одни мужчины), и даже кто-то намекал на то, что имел со мной отношения (такого не было, это все фантазии). Что он мысленно много раз представлял себе наши встречи и уверен, что все будет именно так, как он и представлял. Что мое чувство юмора может вызвать сильные эмоции т.к. цепляет за живое (дошутилась, подумала я).

В любом случае было очевидно, что развязка так или иначе должна наступить. Такое напряжение не могло продолжаться долго – я однозначно стала красной тряпкой. Нужно было решить что делать – продолжать очень-очень интересный проект, в котором душа радовалась и пела, и поступиться девичьей честью, или с гордо поднятой головой уйти вникуда. Точнее, в очередной неинтересный проект с непонятными перспективами. 

Пару месяцев спустя, когда у нас был небольшой перерыв между двумя этапами одного очень серьезного контракта, мне пришлось остаться на ночь в корпоративной гостинице, т.к. я делала расчеты оборачиваемости товара и потеряла чувство времени. Прежде чем принять решение остаться я убедилась, что мой шеф уехал в город. Но он неожиданно вернулся, хотя я приняла все возможные меры конспирации. Мы в очередной раз сели и стали беседовать на ставшую привычной тему. Оба понимали, что так продолжаться не может и что-то надо менять. При этом, похоже, только я понимала, что перемена будет не к лучшему. 

В общем, в тот вечер он остался, и мы с ним стали встречаться… Не могу сказать, что это вызвало во мне какую-то бурю эмоций или протеста – хотя жизнь осложнило. Важно было не допустить утечки информации, чтобы ни его жена, ни мой муж ничего не узнали, чтобы коллеги тоже ни о чем не догадались. Это было особенно сложно, т.к. влюбленный шеф мог зайти вслед за мной в туалетную комнату и попытаться обнять, задерживал на работе, чтобы я осталась в корпоративной гостинице. Когда мы ездили в командировку, он пытался скупить для меня все коллекции модной одежды и обуви, не допускал никаких моих трат в командировке – и у меня возникла проблема, куда девать лишние деньги, т.к. доходы в моей семье общие, мы всегда все деньги складываем вместе. Он старался сделать так, чтобы мы чаще выезжали на «деловые обеды» и незапланированные встречи. В общем, постоянная головная боль для меня и невиданный кайф, судя по всему, для него. Я даже не пыталась демонстрировать чувства, как бы цинично это ни звучало, с моей стороны это была плата за интересную работу. Работать с ним действительно было огромным удовольствием, он был профессионал от Бога, с сумасшедшей харизмой, невероятной удачливостью и везением. У нас получались даже совершенно немыслимые сделки, когда никто не верил в успех – только мы двое. Его азарт заряжал энергией даже самых пассивных работников – чего уж говорить обо мне.

Но горячая его голова сильно мешала нашей совместной работе. Невзирая на нашу договоренность никогда не пользоваться СМС в нерабочее время, он начал присылать мне сообщения довольно игривого содержания. Одно из таких сообщений прочел мой муж, пока я была в ванной, и мне чудом удалось убедить его, что это глупая шутка одного из коллег. Потом, гуляя вечером с собакой, я встретила его в своем дворе с букетом цветов. Причем, он совершенно не подумал о том, как я объясню мужу возвращение с прогулки с собакой с букетом цветов – ну, не кобель же мне его подарил на улице? Цветы пришлось оставить в подъезде на почтовых ящиках. Он мог мне писать по аське о том, что он чувствует в настоящий момент – так что даже обои на стенах начинали краснеть. С учетом того, что по его распоряжению вся переписка по аське периодически просматривалась службой безопасности, было непонятно, о чем он думает. Точнее, понятно, о чем, но совсем не о работе. Он настаивал, чтобы мы встречались каждый день, ну или почти каждый день. По крайней мере, чтобы уединялись на некоторое время в месте по моему выбору, выбор был невелик – его кабинет или комната отдыха. Такие привычные вещи, как стол, стул, кресло приобрели для меня совершенно иной смысл. 

Однажды по его распоряжению я встречала и развлекала одного из перспективных английских партнеров компании. Мы с ним ходили в рестораны, посещали торговые центры, где мог бы продаваться его товар, посетили тематическую выставку, которая как раз в то время проходила в Москве. Между выставкой и вечерней программой у нас было время и англичанин, его звали Роберт, предложил мне отдохнуть. Поскольку домой мне было ехать далеко, решено было, что мы отдохнем в его номере. Его номер вполне располагал к этому – там было три совершенно отдельных комнаты, поэтому каждый из нас мог вполне комфортно расположиться, не мешая другому. Роберт пошел принять ванну, а я расположилась у телевизора, надев один из халатов, которые во множестве были развешены в его номере. Неожиданно в дверь постучали, Роберт, который только что вышел из ванной и был завернут в полотенце, открыл дверь и перед нами предстал мой шеф, и все мы образовали живую композицию картины «Не ждали». 

Мне до сих пор стыдно вспоминать о том, что было дальше. Мой шеф начал громко и нецензурно на меня кричать, называя самыми последними словами, говоря, что во мне нет ничего святого, что я продажная по своей натуре, что он всегда это предполагал и теперь убедился воочию. Роберт ничего не понимал, т.к. не знал русского, а я старалась удержать лицо и не расплакаться, т.к. довольно сильно устала, выводя в свет этого партнера, и меньше всего заслужила такого отношения. Потом, когда страсти улеглись, мы с шефом попытались объяснить нашему опешившему заморскому гостю, что шеф таким эмоциональным образом пытался объяснить мне форс-мажорную ситуацию, но сейчас все в порядке. 

Я вернулась домой под утро и в очередной раз поняла, что приняла неправильное решение. Не будучи продажной по натуре, я все-таки стала практически проституткой, но ничего от этого не выиграла. Нет, я не была бесправным и бессловесным существом, но распоряжаться собой все-таки не могла. Сил все это переносить больше не было, гиря до полу упала… 

С огромным трудом я смогла взять себя в руки, и была мила и незлобива до тех пор, пока он не уехал в достаточно длительную командировку – на 2 месяца. Поскольку де юре моим руководителем был не он, а совершенно другой человек, я написала заявление и дала ему ход еще до того, как секретарь смогла предупредить моего шефа о моем решении. К счастью, он не успел вернуться до того времени, как я получила расчет и ушла, т.к. трудовой кодекс РФ совершенно четко регламентирует время расставания сторон. 

Страсти кипели еще довольно долго, нам приходилось встречаться, чтобы закрывать профессиональные вопросы, которые остались незакрытыми на момент моего ухода, но все решалось легче, когда мы перестали вместе работать. Я теперь уже могла распоряжаться своим временем, могла самостоятельно регулировать частоту и продолжительность встреч, постепенно сводя все на нет. Сейчас мы общаемся почти спокойно.


Урок девятый – никогда нельзя принимать ухаживания руководителя, лучше сразу уволиться, если настойчивости не избежать. 
Женщинам, придающим большое значение карьере и готовым на многое ради профессионального успеха, необходимо понимать, что особые отношения с руководителем – это всегда профессиональный тупик, даже при удачных личных отношениях. Даже в тех редких случаях, когда личные отношения складываются хорошо и без проблем, карьера не сложится легко. 
Цена успешной карьеры может быть слишком высокой – потеря семьи, уважения к себе, уверенности в своих силах. Восстановление всех потерь иногда может занять всю жизнь. Я не смогла удержать отношения с руководителем в рамках деловых – в результате все равно ушла, только на год позже, чем надо было бы.


https://www.lobanov-logist.ru/library/352/57061/
дата: 00.00.0000 00:00:00    просмотров: 1335

рейтинг: 
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)



Прикрепленные файлы

Рекламный блок

70% — вне закона ERP: почему малый бизнес говорит «нет» «АТ-1C Интеграция»: новое типовое решение в линейке «АвтоТрекер» Азбука анализа издержек Ближний свет фар – обязателен с 20 ноября Тендерное задание по покупке и внедрению WMS на НСК. Требования таможенников предоставить дополнительные документы неправомочны Ученые разработали модели развития РЖД в условиях продолжения реформы отрасли Формула карьеры для менеджера по логистике Что необходимо знать об испытательном сроке