Лобанов-логист
Лобанов-логист
Личный кабинетВходРегистрация
Например: Логистика

Нет человека - нет ошибок. Стандарты электронной логистики Штрих-кодирование Михаил Букреев

Нет человека - нет ошибок. Стандарты электронной логистики


Электронный обмен данными и внедрение стандартов электронной логистики в России. Информационное обеспечение товара. Расшифровка штрих-кода (уникального 13–разрядного номера GLN ).

Миллионы людей во всем мире тратят свое время и здоровье на такие банальные операции, как ввод и проверка данных о поставках товаров. Согласитесь, что это работа выглядит весьма досадным атавизмом, непонятно почему сохранившимся в эпоху полной автоматизации производства и склада. По своей неэффективности, бесконечности и полному отсутствию положительной мотивации этот труд сравним разве что с греблей каторжан на галерах. Нам остается только сожалеть, что мы не можем сегодня отказаться от этой рутинной работы, как не могли наши предки отказаться от гребцов и весел до тех пор, пока не были изобретены принципиально новые источники энергии — паровые и дизельные двигатели.

Кроме чувства досады и сожаления за бездарно потраченное время миллионов людей (попробуйте целыми днями только и делать, что сверять счета и накладные), ручные операции в торговле способны породить настоящий информационный хаос и стать реальным тормозом процессов поставок. Операторы ЭВМ постоянно делают ошибки, которые невозможно отловить в реальном масштабе времени, сколько бы контролеров не стояло у них за спиной. 

Несколько лет назад ведущие мировые компании — производители FMCG подсчитали, что 58 % их информации о продукции неверны в источнике, при этом неточны 60–80 % ключевых информационных атрибутов товаров, поставляемых в розничную торговлю. К сожалению, это ТИПИЧНЫЕ для отрасли показатели и они могут привести к очень неприятным последствиям. Так, например, изменение в расположении продукции на палете несущественно для продавца или покупателя, но для менеджера РЦ это станет основанием для отказа в приеме заказа на склад. 

ОШИБКИ В ТОВАРНЫХ ДАННЫХ. ДВЕ ПРИЧИНЫ ОДНОЙ БОЛЕЗНИ

Неверная информация о продукции может оказать колоссальное негативное воздействие на всю цепь поставок: чем позже будет обнаружена ошибка, тем больше вреда она нанесет. Существует две основные причины, приводящие к ошибкам в товарных данных: пресловутый ручной ввод и отсутствие синхронизации в информационных действиях торговых партнеров. И то, и другое приводит к губительной потере целостности данных о поставляемых товарах. 

Приведем еще один пример. Мы знаем, как покупатель любит, когда продукция все время улучшается, и постоянно появляются новые товары. Производитель и ритейлер идут навстречу покупателю и выводят на рынок новые товары. При этом ритейлер требует от производителя предоставления логистической информации о новой продукции как можно раньше для того, чтобы спланировать ее размещение на полках складов и магазинов. Оба партнера оказываются сильно зависимыми от синхронизации своих действий: производитель должен своевременно передавать ритейлеру информацию о продукции и все ее последующие изменения, а ритейлер вовремя вводить эти изменения в свою информационную систему. Малейшая нестыковка (десинхронизация) в действиях партнеров приводит к печальным последствиям. Где же выход?

Как обычно, в такой ситуации можно лечить «симптомы болезни», то есть нанимать дополнительный персонал для проверок и обеспечения процесса поставок, а можно лечить и «саму болезнь», а именно — минимизировать ручной ввод и внедрять технологии электронной логистики для управления потоками информации, как это принято в цивилизованном торговом мире. 

Стоит, правда, отметить, что внедрять технологии электронной логистики надо сообща, всем торговым сообществом, потому что большого толку от единичных внедрений не будет — единичным продвинутым компаниям просто не с кем будет работать. В России «критическая масса» для новых электронных торговых технологий еще не созрела, поэтому в качестве катализатора и локомотива процесса выступают крупные иностранные поставщики и розничные сети (например, такие как Gillette, Nestle, Auchan и Metro), для которых технологии электронной логистики являются корпоративным стандартом. Слава богу, что «иностранцы» полны решимости работать на российском рынке по тем же правилам и технологиям, к которым они привыкли дома и во всем мире. К тому уже у них есть опыт и необходимые ресурсы для этого.


ИНФОРМАЦИЯ О ТОВАРЕ КАК АКТИВ

Прежде чем начать обсуждать технологии электронной логистики, давайте попробуем взглянуть на информацию о товаре по–новому, с позиций высококонкурентного потребительского рынка. Сегодняшней цепью поставок движет информация, и именно информация поможет усовершенствовать логистические цепочки в будущем. 

Современные компании понимают, что работа с информацией о товаре, его «информационное обеспечение» — такая же важная часть процесса поставок, как разработка товара, его изготовление и традиционная логистика. Поэтому и работать с информацией о продукции надо ровно как с активом компании, который нуждается в постоянном управлении, также как денежные средства или материальные фонды. 

Новый взгляд на товарную информацию, переоценка и понимание ее ключевой роли в процессе поставок очень важны для осмысления развития всего современного рынка торговли, и электронной логистики в частности.

Ценность любого актива определяет рынок. Мы можем констатировать, что чем выше конкуренция на рынке, тем выше цена информационной обеспеченности товара. На зарождающемся рынке, когда правила игры диктуют производители, информации о товаре мало и она труднодоступна для потребителя. Информационное обеспечение продукции не является ее активом, ценность товара определяется только его потребительскими свойствами. И, наоборот, в условиях высокой конкуренции потребительские свойства товаров массового потребления отходят на второй план, а на первый выступают его информационное обеспечение и доступность информации. 

Кроме потребителя и ритейлера, цену «информационного актива» повышают различные контролирующие организации (Минфин, Минздрав, ГТК и др.), а также ассоциации потребителей и производителей, каждая из которых предъявляет свои определенные требования к товару и информации о нем. 

Что касается России, то здесь, как мы видим, ценность информационных активов еще не сформирована до конца, наш розничный рынок находится в стадии развития. Однако некоторые сегменты этого рынка, как географические, так и товарные, быстро насыщаются, и вместе с этим автоматически растет стоимость «информационных активов».


Из интервью И. Майор, рук. финансовых проектов «Metro Cash & Carry Россия»

«…. обмен документами с торговыми партнерами и их обработка является ресурсоемкой задачей компании. Через отдел контроля входящих счетов Metro (имеется в виду вся российская сеть) проходит более 80 тыс. счетов-фактур в месяц. Из 38 человек, занятых в обработке счетов–фактур, 11 операторов работают только на ввод документов, 16 бухгалтеров заняты исключительно проверкой и корректировкой ошибок, еще 4 — приемом, возвратом и архивированием документов. Таким образом, очевидно, что объем ресурсов, задействованных в процессе обмена документами с торговыми партнерами, велик».


«Что касается ошибок. Из 100 % принимаемых счетов–фактур, до 20 % мы не обрабатываем, а сразу же возвращаем поставщикам, так как эти счета–фактуры неправильно оформлены. Поставщики должны переделать неверные документы и привезти их к нам. На это уходит время. Эта цифра (20 %) так велика из–за нашей экспансии. Metro быстро растет, открываются новые подразделения и появляются новые поставщики, которым нужно время, чтобы привыкнуть с нами работать, прежде чем они перестанут делать ошибки в оформлении. Отмечу сразу, ошибки в оформлении счетов–фактур полностью устраняются при использовании EDI.

После исправления ошибок в оформлении счета–фактуры принимаются в обработку. При этом количество счетов, содержащих ошибки в цифрах, приблизительно составляет 25–30 %. Пятая часть всех ошибок — ошибки по количеству (ошибки приемки товара). На этот вид ошибок электронный обмен данными не влияет, так как причина здесь в человеческом факторе, и только. И почти 80 % ошибок — разницы в ценах между нашей системой и документом поставщика».


СТАНДАРТЫ ЭЛЕКТРОННОЙ ЛОГИСТИКИ

Современная эпоха электронной логистики началась в 70–х годах прошлого века вместе с внедрением в торговле штриховых кодов. По аналогии с традиционной логистикой под электронной логистикой мы будем понимать управление и оптимизацию электронных информационных потоков, возникающих в цепях поставок. 

Очень часто электронная логистика трактуется как использование ИТ в логистике, что в контексте нашей статьи верно лишь отчасти. Краеугольным камнем электронной логистики являются международные стандарты, которые используются более чем в 100 странах мира. Соблюдение стандартов позволяет торговым партнерам из разных стран (или в одной стране) обмениваться информацией посредством простых, быстрых и точных транзакций. Непротиворечивость, полнота и достоверность электронных данных обеспечивается взаимосвязанными стандартами идентификации данных, носителей данных и электронного взаимодействия. 

Координатором процесса разработки и управления стандартами электронной логистики выступает международная организация GS1 и национальные организации, представляющие GS1 (в России — Ассоциация ЮНИСКАН/GS1). Первоначально какой–либо стандарт создается в GS1 при непосредственном участии конечных пользователей и специалистов. После публикации он адаптируется (локализуется) к местным условиям страны, решившей его использовать.

В настоящее время разработка стандартов ведется по четырем основным направлениям: 

1) коды товарной нумерации (штриховое кодирование); 

2) электронный обмен данными (EDI, Electronic Data Interchange); 

3) глобальная сеть синхронизации данных (GDSN, Global Data Synchronization Network) и 

4) электронный код продукции (EPC, Electronic Product Code). 

Первые два направления в электронной логистике существуют давно, и сегодня они являются основой оптимизации информационных потоков в цепях поставок. В нашей стране успешно развивается пока только первое направление — технологии штрихового кодирования, массовое внедрение которых в торговле началось с опозданием на 15–20 лет. На сегодняшний день в России насчитывается только 12 тыс. предприятий–производителей с зарегистрированными в GS1 кодами товарной нумерации, то есть всего не более 10 % от общего числа отечественных производителей товаров.


ЭЛЕКТРОННЫЙ ОБМЕН ДАННЫМИ (EDI): «НЕТ ЧЕЛОВЕКА - НЕТ ОШИБОК»

Что касается электронного обмена данными (не путать с электронным документооборотом), то на его базе в России работают пока только немногочисленные иностранные поставщики и ритейлеры, а также некоторые крупные российские продуктовые сети. 

По определению EDI — это передача структурированных данных в виде стандартных сообщений между компьютерными приложениями при минимальном участии человека. Идеальный случай, когда данными обмениваются только прикладные системы заказчика и поставщика: посылают заказы, выставляют счета, получают уведомления об оплате/отгрузке, отчеты о продажах и инвентаризации. Чем меньше участие человека, тем меньше ошибок возникает в процессе поставок, как говорится «нет человека — нет проблем». 

Уже сейчас автоматизация процесса поставок вполне возможна процентов на 80–90 %, однако полностью исключить человека из процесса пока не удается: автоматизация последних 10–15 % участия человека либо слишком дорога и в ближайшее время не окупится, либо технологически невозможна. 

В качестве примера дорогого решения можно привести автоматическое сканирование и учет товаров, снабженных RFID–метками, в процессе поступления и перемещения через специально оборудованные РЦ. Такие пилотные RFID–проекты были реализованы на Западе еще 10 лет назад. Однако до сих пор дороговизна RFID–меток не позволяет начать массовое применение RFID в торговле.


GTIN И GLN — ТОВАР И ПРОИЗВОДИТЕЛЬ

С самого начала развитие EDI имело целью минимизировать участие человека в цепях поставок и шло по пути унификации транзакций. Проще говоря, все транзакции были структурированы и заменены на коды: код–счет, код–отгрузка, код–возврат товара и т.п. 

Кроме кодов–транзакций используются дополнительные форматы кодов товарной нумерации GTIN (Global Trade Item Number, глобальный идентификационный номер товара) и форматы кодов участников процесса поставок GLN (Global Location Number, глобальный идентификационный номер предприятия): заказчика, продавца, получателя, отправителя, плательщика. Таким образом, если все сообщение оформлено в виде перечня кодов, то из него можно получить официальный документ о поставке на любом языке: английском, немецком, русском или китайском.

Основными идентификаторами товара являются коды GTIN, которые представляют собой уникальные глобальные номера товара. В зависимости от варианта упаковки каждый товар может иметь несколько кодов GTIN с разными префиксами (1–й разряд кода): для единичной упаковки, ящика, палеты и т.п. (рис. 1). Не следует путать эту ситуацию с продукцией, имеющей несколько вариантов тары, например минеральная вода в бутылках 0,5, 1 и 5 л. Строго говоря, это 3 разных товара, имеющих 3 разных EAN–кода и, соответственно, 3 разных GTIN. 



Рис. 1. Глобальный идентификационный номер товара GTIN

Соблюдение иерархии упаковки товара в GTIN, а также правила для всех разрядов GTIN поддерживается специальными стандартами: 2–10 разряды занимает уникальный префикс компании, 11–13 разряды отданы под код товара, 14–й разряд — контрольный. Основная задача при присвоении GTIN — обеспечить «глобальную уникальность» номера (кода) товара. Для этого международная организация GS1 следит, чтобы в каждой стране только одна организация занималась регистрацией предприятий в системе GS1. В свою очередь национальная организация контролирует, чтобы только одно предприятие имело уникальный префикс компании, а предприятие обеспечивает уникальность кодов на свою продукцию.

Наличие уникального 13–разрядного номера GLN (рис. 2) служит для глобальной идентификации предприятий — владельцев данных о товаре, таких как производители, дистрибьюторы, посредники. Можно сказать, что это ИНН всемирного масштаба. Любое российское предприятие получает глобальный префикс компании (GCР) и код GLN автоматически, когда первый раз обращается в GS1 (ЮНИСКАН) за получением товарного штрих–кода. Префикс предприятия состоит из 9 разрядов: код национальной организации GS1 (3 разряда) и код предприятия (6 разрядов). Последние 3 разряда GLN перед контрольной цифрой позволяют указать идентификаторы местоположения любых объектов компании. Например, код департамента, код сотрудника, код склада, код номера ворот на складе и т.д. 



Рис. 2. Глобальный идентификационный номер предприятия GLN

Потребителю товара следует учесть, что в национальную организацию GS1 может вступить любая компания, в том числе и иностранная, не являющаяся резидентом. Поэтому префиксы кодов GTIN и GLN не могут служить основанием для определения страны происхождения товара. С 1999 года существует глобальный регистр предприятий — участников системы GS1 — GEPIR, куда сегодня входят свыше 70 стран. Регистр обеспечивает предоставление информации о предприятии по GTIN, GLN и серийному коду транспортной упаковки (SSCC).


СЕРИЙНЫЙ КОД ТРАНСПОРТНОЙ УПАКОВКИ 

SSCC (Serial Shipping Container Code) предназначен для уникальной идентификации логистической упаковки. Он содержит ссылку на подробную информацию о грузе, хранимую в базе данных EDI (рис. 3). В процессе поставки груз может несколько раз пересекать государственные границы, переходить от перевозчика к перевозчику, перегружаться с одного вида транспорта на другой. Для всех участников цепи поставок, всех логистических и таможенных процедур необходимо наличие уникального обозначения груза, отраженного в соответствующем сообщении EDI.



Рис. 3. Серийный код транспортной упаковки SSCC-18

SSCC состоит из 18 разрядов и содержит GLN и еще 7 цифр для уникального серийного номера, который присваивается транспортной упаковке на предприятии. Структура и порядок присвоения этих номеров определяются самим предприятием. 

Прогрессивность подхода, реализованного в SSCC, заключается в том, что этот номер позволяет разделить информационные и транспортные потоки в цепях поставок, то есть одновременно с грузом отправить электронные транспортные документы. Во многих странах это позволяет построить таможенные транспортные коридоры и сократить таможенные транспортные формальности до нескольких десятков секунд.

Продолжение разговора об EDI, электронной логистике и провайдерах логистических услуг читайте в статье \"Стандарты электронной логистики. Штрих-кодирование\".
Copyright ® 1999-2008 Unipack.Ru 
Вся отрасль: упаковка, этикетка, оборудование, сырье и материалы, переработка отходов, логистика 

 


Штрих-кодирование. Стандарты электронной логистики (окончание)

Unipack.ru / 23.10.2006


Одна упаковка – один код


Напомним читателям, что в цепочках поставок код GTIN (Global Trade Item Number, глобальный идентификационный номер товара) применяется для всего, что покупается и продается. Коды GLN (Global Location Number, глобальный идентификационный номер местоположения) указывают на физическое место, откуда надо забирать и куда доставлять товар. Код SSCC (Serial Shipping Container Code, серийный код транспортной упаковки) предназначен для уникальной идентификации логистической единицы и обеспечивает процесс ее доставки.
Под логистической единицей понимается товар любого вида, предназначенный для транспортировки и/или хранения, которым нужно управлять в цепи поставки. Логистической единицей может быть палета, ящик, контейнер и т.п. В цепочках поставок неукоснительно соблюдается правило: одна логистическая единица кодируется одним, уникальным кодом SSCC. Этот код одновременно используется в сообщениях электронного обмена данными (EDI). Доступ к этой информации могут иметь все участники цепи поставки. Таким образом, с помощью SSCC происходит связь физического потока товаров с информационным потоком данных (рис. 1).


Свое основное применение в мире код SSCC находит при поставках миллионов поддонов с товарами FMCG. Теоретически код SSCC может применяться (и часто применяется) один. Это не противоречит главному правилу GS1 — один код на каждом этапе цепи поставок. Код SSCC содержит префикс компании, присвоенный GS1, и еще 7 цифр для уникального серийного номера, который присваивается логистической единице на предприятии. Структура и порядок присвоения этих номеров, в отличие от GTIN и GLN, определяются самим предприятием и никак не регламентируются. Пожалуй, единственным требованием является обеспечение уникальности кода для каждой логистической единицы в течение всего срока ее существования. Поэтому для многих товаропроизводителей код стал «автономным стандартом» штрихового кодирования товаров. Так, например, компании Kraft, Procter & Gamble используют SSCC для управления поставками внутри своих сетей.


Логистическая этикетка GS1


На основе кода SSCC построена логистическая этикетка GS1, которая в настоящий момент является добровольным стандартом для нумерации и кодирования логистических единиц (рис. 2). Этикетка разделена на 3 части и имеет информацию для автоматического и визуального считывания. Обязательным требованием для логистической этикетки является использование символики GS1–128 и идентификаторов применения. При этом код SSCC должен располагаться в самой нижней части этикетки. Остальная информация, связанная с GTIN и GLN, не является обязательной.
Популярность кода SSCC и его соответствие стандарту ISO привело к тому, что в мае 2006 года применение логистических этикеток GS1 на базе SSCC было полностью гармонизировано в Европе. В частности, это позволяет строить специальные таможенные транспортные коридоры и существенно сокращать таможенные транспортные формальности. В этом же году Всемирная таможенная организация (WCO) рекомендовала использовать во всех торговых операциях уникальный номер коносамента на базе стандарта ISO15459–1. Судя по всему, и здесь код SSCC ждет большое будущее, так как он полностью соответствует этому стандарту.


Коды на все случаи жизни


Сказав «а», ребенок рано или поздно произнесет «б» и другие звуки, а также начнет их комбинировать и использовать для передачи разных сигналов и эмоций в зависимости от ситуации. Идентификаторы данных также можно комбинировать, причем в зависимости от контекста ситуации они приобретают разный смысл. Когда существующих идентификаторов не хватает для описания процедур или атрибутов, к ним добавляются новые. Однако в отличие от человеческого языка цифры кода–идентификатора ничего не означают, они лишь служат ссылкой на предмет торговли (услугу, производителя и т.п.) в глобальной или локальной базе данных, но не содержат никакой информации о нем.

Для описания возвратной тары и другого имущества в стандартах идентификации появились глобальные идентификаторы возвратных и индивидуальных активов. К возвратным активам относятся многократно используемая упаковка, тара, малоценное транспортное оборудование и др. Индивидуальные активы — это имущество, подлежащее амортизации. Пользователь этих активов не имеет возможности оперативного управления ими. Например, это оборудование, которое передается в лизинг.

Для того чтобы определить назначение кода, контекст, в котором он применяется, а также иметь возможность строить составные коды переменной длины, используют идентификаторы применения (ИП). ИП — это префиксы кода, которые однозначно определяют значение и формат данных, следующих за ними. ИП точно указывает, что означает следующий за ним 14–значный номер: телефон сотрудника, номер товара GTIN или что–то другое. ИП позволяют кодировать дополнительные данные, что обеспечивает прослеживаемость товаров и их атрибутов по всей цепи поставок (табл. 1).


ИП могут использоваться в подразделениях логистики для предоставления информации о транспорте, для идентификации сторон в платежных поручениях и для целого ряда других случаев. Например, коды GLN могут физически маркироваться символикой GS1–128, используя соответствующий ИП в конкретном местоположении для обеспечения эффективной доставки и определения маршрута товаров (см. табл. 1). Несколько идентификаторов применения и их основные поля можно объединять в один штрихкод (ШК) с символикой GS1–128. Например, часто используется состоящий из нескольких частей ШК, содержащий ИП для кодов GTIN, даты истечения срока годности, веса и номера партии, а также сами эти коды (рис. 3). 

Рис. 3. Идентификаторы применения в штрихкодах


В нашей статье мы описали только часть системы идентификаторов GS1. Полный перечень идентификаторов и атрибутов содержится в специальном EDI–стандарте GS1/ЮНИСКАН.


Перспективы развития ПО GS46

Интеграция с глобальным каталогом RusDP1

Реализация интерфейса GDSN

Автоматизированный ввод и распознавание печатных форм 

Хранения цифровых сертификатов

Разработка интерфейс-адаптеров:

- для 1С:Предприятие

- для Microsoft Axapta 

- для SAP R/3


Проблемы понимания и присвоения кодов


Безусловно, «оцифровка» бизнес–процессов вещь нужная и необходимая в цепях поставок — без них невозможна оптимизация товарных и информационных потоков. Однако, как наверняка уже успел заметить читатель, от большого количества стандартов, идентификаторов и правил их назначения может, как говорится, «поехать крыша». Большое обилие новой специфической информации создает практические трудности ее применения, а зачастую вызывает раздражение и неприятие у сотрудников предприятий, для которых все это разрабатывается. Международная и национальные организации GS1, разработчики стандартов EDI постоянно сталкиваются с этой проблемой и решают ее различными путями. Большую помощь пользователям в освоении стандартов электронной логистики оказывают российские провайдеры электронных логистических услуг (речь о них пойдет в следующих выпусках «Бизнес–класса»).
Существуют различные русифицированные программы, которые в автоматизированном режиме позволяют назначать идентификаторы, сохранять и изменять их в российской БД кодов GS1/ЮНИСКАН GS46 и международном каталоге RusDP1. Например, программный интерфейс кодирования продукции GTINApp предназначен для самостоятельного кодирования продукции членами GS1. Интерфейс реализован в двух вариантах: ручного кодирования и режиме интеграции информационной системы пользователя с БД GS46. 



Рис. 4. Регистрация продукции в российской БД кодов GS1/ЮНИСКАН GS46

На рис. 4 изображен процесс регистрации продукции без постоянного подключения к БД GS46. Пользователь готовит заявку на регистрацию в программе GTINApp и отправляет ее по электронной почте на специальный адрес. Программа–робот извлекает из письма документ GTINApp и осуществляет регистрацию продукции в БД GS1/ЮНИСКАН GS46. Пользователю отправляется отчет о регистрации.
В настоящий момент компания 1С разрабатывает поддержку интерфейса GTINApp для своих продуктов. Это значит, что тысячи предприятий в России и СНГ в скором времени получат возможность кодировать свою продукцию прямо из системы «1С:Предприятие».


$50 тыс. штрафа за неправильный штрихкод


В наше время стандарты штрихового кодирования используются уже более чем в 140 странах мира: один и тот же ШК можно распознать и считать в любой из них. Это очень удобно для международных компаний и их логистических операторов. Известно, что надежность цепи определяется надежностью самого слабого ее звена. Если какой–либо участник цепи поставок производит ШК низкого качества, то от этого страдают все, кто задействован в цепи. Когда ШК не считывается, но его можно восстановить вручную, то в этом случае просто печатается новая логистическая этикетка. Главное, чтобы таких сбоев было немного, иначе сильно возрастут накладные расходы и, скорее всего, все партнеры откажутся от работы с таким поставщиком. Кроме дополнительного этикетирования сбой в цепи поставок из–за ШК приводит к ошибкам и коррекциям EDI–транзакций. Чтобы понять, какова цена этих ошибок в капиталистическом мире, сообщим, что, по данным сайта РБК C–News, в 2005 году в Северной Америке суммарный объем EDI–транзакций в торговле и пищевой промышленности находился на уровне 800 млрд долл. 

Американский ежемесячный журнал Packaging Digest летом 2005 года сообщил о драконовских мерах, которые применяет сеть Wal–Mart к своим поставщикам: она штрафует на 5 тыс. долл. за один нечитаемый ШК и на 50 тыс. долл. за два таких случая. Третьего раза уже не бывает — поставщика выгоняют из Wal–Mart. В данном случае речь идет о ШК, считываемых на кассе. Ритейлер больше всего на свете боится очередей и раздражения покупателей на кассе, поэтому и применяет такие меры к своим поставщикам. Некоторые западные сети считают очередь на кассе одним из показателей уровня работы всего предприятия — если очередь постоянно больше 3–5 человек, то это достаточный повод для акционеров поставить вопрос о компетентности руководства. 

Разумеется, что нам до таких штрафов еще далеко — уровень конкуренции в нашем ритейле на порядок ниже. В некоторых российских супермаркетах кассиры вручную набирают несчитываемый ШК раз в 3–5 минут, а то и чаще. Наш покупатель раздражается, но пока молчит. О потерях, которые при этом несет торговое предприятие, красноречиво рассказывают данные исследования, проведенного в сети гипермаркетов «Лента».

Верификация штрихкодов


Более серьезные проблемы, чем раздражение покупателей, могут возникнуть, например, при неправильном считывании информации с медпрепаратов. Здесь речь идет уже о здоровье человека. Известно, что введение штрихового кодирования на российских станциях переливания крови в 1992 году снизило вероятность ошибки при работе с банком крови с 50 до 10–15 %. Практически ошибки остались только на тот случай, когда ШК абсолютно не читается.
Для верификации ШК существует специальная методика, в которую входят визуальные и аппаратные методы контроля. Верификация — это проверка ШК на соответствие стандартам, в данном случае — стандартам ISO. Аппаратная верификация — это сложная техническая процедура измерения показателей символа ШК. Существующее ПО и сертифицированные верификаторы классифицируют качество символа по интегрированной 5–балльной шкале: от 0 до 4. Символы с оценкой 0 считаются непроходными и не могут быть использованы. Кроме интегрированной оценки верификаторы выдают оценки декодирования ШК, контрастности границ, контрастности символа ШК и других его параметров, включая наличие мелких дефектов печати. 
Национальные организации GS1 предлагают свои услуги по верификации ШК, в частности в России существует уже 3 аккредитованные лаборатории верификации — в Москве, Санкт–Петербурге и Нижнем Новгороде.


Исследование считывания штрихкодов в сети гипермаркетов «Лента»


Интересное исследование по проблеме считывания ШК было проведено с помощью МФАИ (Международный фонд автоматической идентификации) в феврале — марте 2006 года в сети гипермаркетов «Лента» (Санкт–Петербург). В сеть «оштрихованная» продукция поступает в трех видах: единичная упаковка, в коробах и на палетах. При этом ежемесячно происходит 30 млн считываний ШК с единичной упаковки и 1 млн считываний с короба. Исследование показало, что более 600 наименований товаров (почти 15 %) имеют проблемное считывание ШК, то есть при автоматическом считывании проблемы возникают в более чем в 10 % случаях (см. табл. 2). Средний процент полностью нечитаемых ШК составил 1,5 % от всех операций считывания. Суммарные месячные потери по всей сети от дополнительного ввода ШК (35 с на 1 ввод) и проблемных ШК вылились в колоссальную цифру — более 4 тыс. дополнительных часов рабочего времени, что соответствует фонду оплаты труда примерно 25 кассиров (более 400 тыс. руб. в месяц).
Copyright ® 1999-2008 Unipack.Ru 
Вся отрасль: упаковка, этикетка, оборудование, сырье и материалы, переработка отходов, логистика 

olga.r@b-m-group.com
дата: 00.00.0000 00:00:00    просмотров: 4878

рейтинг: 
(Нет голосов)



Прикрепленные файлы

Рекламный блок

  • Генеральные партнёры

    Сайт "KlubOK.net - материалы об управлении и маркетинге" входит в 10 самых посещаемых и известных русскоязычных сайтов по теме "Менеджмент и консалтинг"

Relogix в Уткиной Заводи набирает обороты «Jaguar» открыл склад автозапчастей «Золотая» молодёжь: анализ рынка труда молодых специалистов Москве недостаточно дорог для комфортного передвижения На Кавказе появится новый крупный логистический центр На рынке складских помещений снизился объем предложения Россию ждёт пересмотр таможенных процедур Рядом с «Пулково» построят склад Цены готовятся к прыжку Экономим бюджет на логистику