Лобанов-логист
Лобанов-логист
Личный кабинетВходРегистрация
Например: Логистика

Фарма – особый замкнутый мир

Фарма – особый замкнутый мир


14 Февраля 2010

 

Российский фармацевтический рынок переживает не лучшие времена. Слияние и поглощение среди иностранных производителей лекарств, борьба с контрафактной продукцией — все это вместе с другими негативными последствиями экономического кризиса ставит на повестку дня вопрос об эффективной логистической модели для производителей и поставщиков фармацевтики. О превратностях и путях развития фармацевтической логистики мы беседуем с Олегом Дорожинским, заместителем генерального директора по специальным проектам «Ителла-НЛК».


Какое место на фармацевтическом рынке занимают логистические операторы?

Место логистических компаний — между производителем и дистрибутором фармацевтической продукции, так называемый предопт. Зарубежный производитель может работать в России в двух вариантах. В первом случае это создание представительства без образования юридического лица и, соответственно, без собственного склада с товаром. Тогда он занимается исключительно продвижением своей продукции, а ее поставки в опт и розницу находятся в ведении крупного местного дистрибутора. Такие дистрибуторы, как правило, имеют в ассортименте 5000-7000 самых ходовых наименований продукции разных изготовителей и снабжают ими аптеки. Создавать запасы товара и работать с мелкими дистрибуторами без дополнительной наценки им неинтересно. Во втором случае — регистрация российского ЗАО и получение лицензии на фармдеятельность. Зарубежный производитель формирует в России «предоптовый» склад и сам распределяет товар по дистрибуторам. Благодаря такому подходу импортер может поставлять товар не только крупным, ной мелким дистрибуторским компаниям или напрямую аптечным сетям. А чем больше возможностей для сбыта, тем «лучше» цена продукта. Это позволяет наращивать объемы продаж, не прибегая к скидкам, которых обычно требует крупный дистрибутор.

Российских логистических операторов, работающих с фармкомпаниями, можно пересчитать по пальцам одной руки. Почему так мало? Ведь спрос на лекарства даже в кризисный год не упал, то есть сегмент, казалось бы, перспективный.

Фармацевтический рынок, безусловно, привлекает внимание логистов, но реализованных проектов у нас действительно мало. Все потому, что фарма — это особый замкнутый мир. А большинство логистических компании, которые пытаются туда проникнуть, не понимают, на чем этот мир зиждется. А зиждется он на том, что в России в отличие от Европы существует особый порядок лицензирования фармкомпаний. А также особая культура, сформированная профессиональным фармацевтическим сообществом. Как любят говорить представители этой культуры, провизор (в переводе с латыни — «впередсмотрящий») в масонских ложах стоит выше магистра!

Любой зарубежный производитель, прежде чем начать работать в нашей стране, должен получить в Росздравнадзоре лицензию на право деятельности. И главным условием для ее получения является наличие правильно сформированного склада. То есть фармацевтический склад с точки зрения фармкомпании скорее даже не логистика, а основа всего. Это определенный режим, который включает в себя множество принципиально важных элементов, таких как температура, влажность, огромное количество различной документации, а также целый ряд других нюансов. И ключевой фигурой здесь является провизор, который знает, как формировать и поддерживать требуемый режим. Так что фармсклад — это область деятельности в первую очередь не логиста, а провизора. Почему у большинства логистов не строится работа с фармклиентами? Потому что они не понимают, что фармклиенту интересен не просто склад. Ему интересно правильное позиционирование компании в Минздраве, правильное лицензирование и поддержание лицензии (фармпорядка). А если у логистической компании нет понимания этой специфики или она почему-то об этом забывает, то либо теряет клиента, либо его не получает.

Какие отраслевые стандарты, касающиеся условий хранения фармацевтических средств, являются базовыми для логистического оператора?

Фармацевтическая логистика базируется на приказе Минздрава РФ № 80 от 15.03.2002, где детально прописаны все операции, касающиеся организации деятельности и поддержания режима на фармскладе. Хочу отметить, что Минздрав, пожалуй, самое либеральное и европеизированное министерство из всех, что есть у нас в России. Оно уделяет большое внимание формированию и продвижению четких и адекватных нормативов деятельности. Сейчас, например, разрабатываются новые стандарты, соответствующие международным требованиям JMP. С их выходом отечественная фармлогистика должна вплотную приблизиться к европейской. Хотя, к сожалению, российские реалии не всегда являются благодатной почвой для внедрения европейского опыта. Простой пример: температуру и влажность на европейских складах уже давно контролируют электронные измерительные приборы. А у нас для этой цели используется замечательный гидрометрический гигрометр ВИТ-2, с обычной водой внутри. Казалось бы, давайте тоже поставим современные электронные приборы. Но правда жизни заключается в том, что обмануть ВИТ-2 очень сложно (единственный способ — вместо воды налить в него спирт, но это легко проверить), а электронные приборы недобросовестный логист сможет перекалибровать, как ему угодно. И настоящую температуру с влажностью ни клиент, ни проверяющие инстанции никогда не узнают. Так что, на мой взгляд, в стремлении следовать за Европой надо проявлять разборчивость и осмотрительность, чтобы не растерять те полезные и доказавшие свою жизнеспособность наработки, которые уже есть в России.

Какие задачи стоят перед логистами, если говорить о транспортировке лекарств?

Проблемы доставки зарубежный производитель, как правило, решает сам. Причем уделяет этому вопросу огромное внимание. Крупные фармкомпании везут свою продукцию в Россию в специальных термофурах, внутри которых идет ежеминутный учет температуры воздуха сразу в нескольких зонах. А вот по прибытии этих лекарств в нашу страну порой случаются нелицеприятные вещи. Например, российские СВХ (таможенный режим временного хранения) в соответствии с требованием законодательства не обязаны иметь оборудование, поддерживающее соответствующий температурный режим. И, к сожалению, небольшие дистрибуторские компании, получив товар со склада, далеко не всегда следуют требованиям по его транспортировке. И даже не все аптеки соблюдают необходимый режим хранения лекарственных средств. Зарубежный производитель, разумеется, недоволен, но вынужден мириться с ситуацией. А как он ее может изменить своими силами?

Среди лекарственных средств есть сильнодействующие и наркотические препараты. Какие существуют требования относительно их хранения на складе?

Для таких лекарств у насесть специальные помещения, оснащенные примерно так же, как для хранения оружия или золота, — с железной дверью и решетками по периметру стен, они постоянно находятся под сигнализацией. Но необходимо отметить, что на коммерческих фармскладах сильнодействующие и наркотические лекарственные средства бывают нечасто и в небольших объемах. Потому что производители и дистрибуторы по большому счету стараются с ними не работать. Их закупают государственные органы, они же решают вопросы с хранением.

Дело в том, что сильнодействующие препараты, как правило, не продаются, а распределяются по медицинским учреждениям, то есть получить прибыль не с чего. Притом что за особые условия хранения придется платить. Коммерсантам это неинтересно, хотя в последнее время чиновники пытаются их стимулировать. Так, раньше было два вида лицензий на фармацевтическую деятельность — с правом работы с сильнодействующими препаратами и без права. Сейчас требования мягче: имея обычную лицензию, можно работать с сильнодействующими лекарствами, просто уведомив о наличии разрешений соответствующих органов. Но пока ни к каким сдвигам это не привело. Сегодня если фармкомпании и завозят такие препараты, то скорее ради имиджа, а не получения прибыли.

Рассказывая о ситуации на рынке, вы в основном упоминаете зарубежных производителей. А сотрудничают ли логистические операторы с российскими фармкомпаниями? И может ли их продукция составить конкуренцию импортной?

Крупные операторы работают в основном с зарубежными клиентами. Именно они и обеспечивают львиную долю продаж всех лекарственных препаратов в России. Вклад отечественных производителей настолько минимален, что о реальной конкуренции между нашими и импортными фармацевтическими препаратами даже и говорить не приходится. Россия в этом вопросе отстала очень надолго, если не навсегда. Отечественные компании работают на импортном оборудовании и в основном выпускают дженерики, аналоги западных препаратов. Что же касается каких-то уникальных российских лекарственных средств, то по большому счету их нет.

Согласно официальным данным, фармацевтический рынок насыщен поддельной продукцией. Приходится ли логистам сталкиваться с этой проблемой?
 
Фармацевтический склад на площадях логистического оператора — это место, где не может быть ничего, что сделал не сам производитель, а кто-то другой. Но порой тема контрафактной продукции все же нас касается. Дело в том, что действующая система сертификации, используемая для подтверждения подлинности препарата, далеко не совершенна.

Сейчас значительная часть лекарственных средств сертифицируется по трем показателям — упаковка, маркировка, внешний вид. Причем эксперты, как правило, оценивают продукт по данным критериям на глаз и на ощупь. А согласно букве закона даже полиграфические погрешности, возникшие из-за случайных сбоев печатного оборудования (на упаковке буква «поехала» или полосочки не хватает), становятся поводом для того, чтобы отнести нормальный препарат к категории поддельных. С такой ситуацией как раз мы и сталкивались.

Второй вид подделок — это когда запатентованные препараты начинают производить без лицензии. Причем по составу они зачастую аналогичны оригинальным зарубежным продуктам. Таких нарушителей закона легко выявляют сами производители.

А третий — самый откровенный — это автоматы, которые прессуют таблетки из мела и талька, а затем зашивают в блистеры. Внешний вид препарата такой же, как у подлинного, упаковка и маркировка тоже. Понятно, что подобные лекарства на наши склады не попадают, а отправляются прямиком в аптеки. А место, где их производят, скорее всего, не тайна для соответствующих органов. Поэтому борьба с контрафактом может закончиться быстро и успешно, если в России действительно начнут бороться с теми, кто недобросовестно расфасовывает лекарственные средства. Но это, похоже, пока никому не нужно.

Как повлияет на работу логистических операторов, обслуживающих фармкомпании, грядущий перенос таможенных постов на границу?

Если исходить из существующего порядка сертификации лекарственных средств, то перенос постов на границу, конечно, станет для фармкомпании помехой. Ведь нужно будет разгрузить там фармацевтический груз, произвести отбор образцов, отвезти их на сертификацию и только после этого ввозить товар в страну. Но так как пока на границе нет соответствующих требованиям СВХ, провести сертификацию там возможности нет. Соответственно, сейчас все лоббистские усилия игроков отрасли направлены на то, чтобы оставить таможню для фармпродукции в Москве или Подмосковье, где для сертификации уже есть все условия.

Но, на мой взгляд, гораздо разумнее было бы позаимствовать европейский опыт и сделать так, чтобы посты на границе не стали проблемой. Для этого сертифицировать не препараты, как это сейчас делается в России, а непосредственно производственный процесс на заводе — изготовителе продукции. И если условия производства окажутся на высоком уровне, то почему бы не дать экспортеру возможность самому контролировать поступление своего товара на российский рынок? Ведь если задуматься, то трудно представить, что какая-нибудь крупная зарубежная компания повезет в Россию плохое лекарство. Иностранные производители несут колоссальную ответственность за свои фармацевтические препараты. Они прилагают все усилия к тому, чтобы содержимое упаковки помогало больному, ведь только тогда лекарство будут покупать.

Сегодня с фармкомпаниями работают две категории логистических операторов — универсальные и специализированные, то есть заточенные исключительно под фармацевтику. Какова между ними расстановка сил?

Сейчас универсальные логистические операторы контролируют наибольшую и самую доходную часть рынка «предопта». Например, «Ителла-НЛК» имеет около 100 000 палетомест фармацевтических грузов, которые занимают более 65 000 кв. м. Крупнейший специализированный оператор отстает более чем в три раза.

Специализированные логистические компании либо ушли («Таблоджикс»), либо нашли «нишевые» решения, сконцентрировавшись на национальных сегментах рынка («Сантенс»), либо растеряли долю рынка с более 50% до менее 10% («Айтемс»). Однако все они пользо¬вались переоборудованными помещениями и не имели сертификатов ИСО. Сейчас появились специализированные операторы гораздо более высокого уровня — у них первоклассные склады и качественный менеджмент. Среди них «NC-фарма» и «Фармат». Но пока значительный объем их площадей пустует или сдается в субаренду. Собственно, именно они и должны в будущем раскрутить основную интригу или уйти с рынка фармацевтической логистики. Между тем универсальные логистические компании, такие как «Ителла-НЛК» или «ФМ-ложистик», тоже не намерены сдаваться. Имея доступ к западному капиталу, они могут предлагать низкие цены. Вопрос лишь в том, кто дольше продержится.

И как будут развиваться события дальше?

На сегодня ситуация патовая. Идет ценовая война, которая уже привела к тому, что стоимость за палетоместо падает с 30-40 до 15-20 рублей. Если так пойдет дальше, то возникает опасность разорения специализированных логистических компаний либо снижения качества услуг и падения интереса к фарме со стороны универсальных операторов. В этой ситуации крупные фармдистрибуторы окажутся единственными участниками рынка, которые смогут предложить реальные низкие цены и приемлемое качество услуг. Но при этом они, скорее всего, попытаются отсечь мелких дистрибуторов и потребуют скидок от фармкомпании. Вполне возможно, что это вынудит производителей пойти на строительство собственных складов. Одним словом, пока не совсем понятно, что будет дальше. Но очевидно, что мы находимся на пороге революционных событий. Особенно если учесть, что Росздравнадзор разрабатывает новый отраслевой стандарт. А также готовится новое законодательство в области регулирования цен. Именно от решений по ценам и будет зависеть основной тренд развития фармацевтической логистики. Если на законодательном уровне зафиксируют цену первого экспортера, выше которой нельзя продавать продукт, то фармацевтической логистике придется стать сверхэффективной (а это очень непросто) либо умереть. Так что будем ждать развития событий.

дата: 00.00.0000 00:00:00    просмотров: 1484

рейтинг: 
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)



Прикрепленные файлы

Рекламный блок

9 карьерных ошибок WMS. Практика внедрения в Украине аудит Библиотека логиста со статьями и книгами по теории когда отправленный груз попадет по назначению мотивация оптимизация склада склад складская логистика управление запасами