Лобанов-логист
Лобанов-логист
Личный кабинетВходРегистрация
Например: Логистика

Интуиция, как инструмент для принятия правильных решений в бизнесе

23.04.2012

Интуиция, как инструмент для принятия правильных решений в бизнесе

Многие полагают, что у них есть интуиция, некоторые — даже ей пользуются. Но мало кто знаком с ней по-настоящему и знает, как она работает.

 

Оговоримся сразу, что интуиция в нашем понимании не имеет никакого отношения к мистике: это механизм, заложенный в человеке природой, а не озарение свыше. Впрочем, если вы уверены в обратном (да воздастся вам по вере вашей!), это все равно не отменяет пользы от изучения способов получения «озарений».

Интуиция — одна из «штатных» правополушарных функций головного мозга. Однако природа ее, в отличие от других процессов, происходящих в голове человека, до сих пор не изучена; здесь мы можем оперировать только гипотезами. На мой взгляд, точнее всего суть этого процесса описывает такое определение: интуиция — параметр, который является результатом дальнего синтеза. Вспомним нашу «шизоидную ось», описанную в первой публикации цикла, посвященной правому полушарию головного мозга как главному инструменту выживания человека в условиях хаоса. Эта ось берет точку отсчета от некоего происшедшего стартового события и далее приводит к следствию, которое может не поддаваться логическому объяснению. Ведь между событием и неким «дальним» последствием находится множество информационных слоев. Они, подобно кругам на воде, исходят от центра нашей системы координат (события), с каждой фазой теряя уровень достоверности: сначала идут факты, затем суждения и мнения, экспертные оценки, гипотезы и так далее — до самых неопределенных факторов, синтез которых и приводит в итоге к неочевидному следствию. Неочевидному не только для левого, но зачастую и правого полушария. Таким образом, наше «предчувствие» спустя время выглядит настоящим озарением.

Практика вероятности

Вероятность материализации результатов нашего «дальнего синтеза» никогда не равна нулю. Поэтому такие результаты обязательно попадают в глубинную память человека, равно как и все другие феномены похожей природы — например, дежавю1. Все эти «странные» образы хранятся у человека в подкорке долго, до тех пор пока не наступит время их активизации в результате возникновения какого-либо события. И тогда человек фиксирует совпадение, вспоминая о «догадке», которую он может идентифицировать как совпадение, предчувствие или же продукт материализации мысли (предполагая, что некогда он сам «спроектировал» ситуацию). Однако все же, скорее всего, работа интуитивного механизма сводится к предугадыванию некой вероятности, которая может сложиться, а может — и нет.

Вот что любопытно: если вероятность сработала и событие, подсказанное «озарением», свершилось, человек это запоминает, а если этого не случилось — нет. Те многочисленные результаты «дальнего синтеза», которые хранятся в памяти человека и не совпадают с событиями реальной жизни, человек не склонен соотносить с интуицией. Скорее, он думает о том, что интуиция в его жизни не играет никакой роли. Однако рассуждать в таком русле было бы ошибочно. Ведь мир вариативен, и если совпадения не произошло, то значит, ситуация стала развиваться по другому сценарию и обошла ту точку, в которой нас ожидал эффект «узнавания». Интуитивный механизм, подсознательный «обсчет» вероятностей работает у всех без исключения. Но дело в количестве «попаданий».

 

Люди очень различаются степенью развитости этого механизма. Так, интуиция несовершенная и слаборазвитая способна конструировать лишь базовые картинки. Возьмем, например, ситуацию с дежавю. Предположим, в глубине памяти человека хранится некая картинка: деревушка, уходящая вдаль дорога, куст сирени на перепутье и т. п. В определенный момент, оказавшись перед похожим пейзажем в реальной жизни, он воспринимает это как абсолютно полное совмещение картинок и испытывает острое ощущение «уже видел». Однако картинка, хранившаяся в «архиве» его памяти, скорее всего, была «типовой», состоявшей из общих черт, без мелких деталей. Она была синтезирована из детских воспоминаний, чьих-либо описаний, увиденных фильмов и так далее. Поэтому и возникает иллюзия почти стопроцентного совпадения. А вот интуиция тренированная и развитая способна конструировать, представлять картину детализированного будущего.

Есть еще один любопытный момент. Многие люди, совершив серьезный промах, любят упрекать себя: «Ведь знал, что так и будет, но интуиция меня подвела!» Однако интуиция тут ни при чем. Она, скорее всего, просчитала такой вариант, но в силу тех или иных причин человек не послушал ее подсказок. И винить ему нужно скорее собственную неспособность принимать сложные решения в условиях многовариантности бытия.

Что мешает человеку слушать интуицию? «Голос» правого полушария головного мозга — это очень тонкие и слабые сигналы, которые у некоторых людей забивает альфа-сигнал полушария левого. При этом внутренний слух человека с годами все больше настраивается на частоту левого полушария, привыкая слышать логику, а тихий голос интуиции воспринимая все хуже. Иными словами, человек привыкает не доверять себе, причем со временем это может вырасти и в неверие в себя.

Чистая интуиция

Итак, хорошая новость: интуиция есть у всех, и ее можно развивать. Практическая же техника для этого используется одна — угадывание.

Вообще говоря, «гадать» в исконном значении — это вовсе не получать «руководство к действию», подбрасывая монетку или кубик. Камушки, игральные кости, кофейная гуща, другие предметы «культа» — на самом деле всего лишь инструменты, с помощью которых человек пытается считать информацию, предлагаемую интуицией (пусть некоторые и идентифицируют этот процесс как общение с высшими силами), в форме интерпретации выпавшей комбинации цифр, сложившейся конфигурации и т. д.

Чуть забегая вперед, скажу, что угадывание — как бы скептически ни относились к нему некоторые — очень важный процесс. Если человек, помимо стремления знать, станет в ежедневном режиме практиковаться в угадывании и использовать другие системы считывания информации, он сможет довольно мощно развить свою интуицию. Поэтому после нашей тренировки, которой мы займемся далее, я хотела бы порекомендовать читателям перенести этот процесс в реальную жизнь и стараться как можно больше угадывать в любых бытовых ситуациях. Например, предсказывать, кто звонит по телефону, с какой целью, в каком настроении. Постепенно можно натренироваться до такой степени, что вы станете заранее считывать даже то, что нужно от вас звонящему. Все это вполне под силу интуитивному механизму. Мои слушатели в этом деле неоднократно достигали изрядных высот: они могли видеть свои рабочие дни наперед, как по заказу просматривать определенные ситуации, угадывать курс доллара и другие события с быстроменяющимися параметрами. Интуиция полностью повиновалась исходному сигналу человеческой воли.

Первая базовая техника основана на тренировках с игральными картами, которые служат идеальным инструментом для таких упражнений. Подобные опыты ставили британский ученый и психолог Ганс Юрген Айзенк2 и один из выдающихся тренеров развития креативного интеллекта Майкл Микалко3.

Для стартового упражнения понадобится две карты — лучше всего подойдут тузы червей и пик. В дальнейшем понадобится колода из 52 карт. Колоду лучше использовать новую, поскольку глаз с каждым разом будет становиться все более цепким и любые отличия в истрепанных картах мы научимся считывать довольно скоро. А предстоит нам работа в области «гамма-излучения», которая в данном случае будет заключаться в считывании закрытой информации по картам, лежащим рубашкой вверх.

Теперь перейдем к описанию метода тренировки — и параллельно будем делать пометки о природе интуиции.

Интуитивный график

Использовать пару черви — пики рекомендуется потому, что для подсознания она имеет определенные архетипические заделы и наиболее просто воспринимается правым полушарием. Две другие масти почему-то воспринимаются человеком хуже, и сбои при работе с ними случаются заметно чаще. Еще одна предваряющая ремарка ко всем нашим тренировкам касается техники безопасности. Приступая к ним, человек должен пребывать в спокойном, «штатном» состоянии — не быть сильно уставшим, пьяным или больным.

Эксперимент начинается: мы внимательно смотрим на эти две карты, переворачиваем, перемешиваем и начинаем выкладывать по одной — рубашкой вверх, пытаясь угадать, что это за карта. Желательно, чтобы каждый заход состоял не более чем из двенадцати попыток: это оптимальное число с точки зрения теории вероятности. При этом все результаты фиксируются нами в протоколе эксперимента, который представляет собой небольшую табличку с двумя графами: в верхней записываем порядковый номер попытки, в нижней — результат в виде «плюса» (карта угадана) или «минуса» (не угадана).

Метод угадывания на первых порах может быть произвольным. Можно постараться войти в состояние глубинной концентрации, чтобы «увидеть» образ. Можно также в скоростном режиме задавать самому себе вопросы и получать ответы — или же применить технику длительного сканирования.

В общей сложности проводим не более трех серий из двенадцати попыток в день (большее число серий может оказаться вредным для здоровья: в отличие от ментальных игр, это упражнение очень влияет на сосудистую систему), в результате чего получаем определенный набор данных, на основе которых строим простой график в диапазоне от «-1» до «+1», указав по оси абсцисс (Х) порядковые номера попыток. Последовательно соединяем линиями точки в зоне «плюсов» и «минусов». Делаем все это для того, чтобы оценить порядок, логику результатов — как наши ответы будут между собой чередоваться.

Этот первый эксперимент чрезвычайно важен для определения типа интуитивного механизма, который присущ испытуемому. Таких типов всего два (все остальное является не чем иным, как «сбоем»). Первый тип — «разгоняющийся». Человек с такой интуицией сначала не угадывает, зато потом, настроившись, довольно долго выдает точные ответы. Что это означает? То, что такому человеку нельзя принимать интуитивные решения быстро, наскоком. Казалось бы, парадокс, если учесть, что у интуиции как таковой — огромная скорость. Но тут дело в индивидуальных особенностях: обладателю «разгоняющейся» интуиции требуется вначале войти в правильное рабочее состояние с помощью глубинной концентрации — и лишь затем бить в цель. Такому человеку бывает очень полезно распознать тип своей интуиции — чтобы не делать ставку на быстрое принятие решений и не ошибаться раз за разом.

Второй тип интуитивного механизма — скоростной, «замедляющийся». В отличие от первого, именно он и является природным. Его особенность в том, что человек сразу начинает угадывать, причем порой довольно стабильно и долго, однако с какого-то момента «везение» прекращается (впрочем, спустя некоторое время интуиция снова включается). Такому человеку необходимо понимать, что времени для настройки ему не требуется, однако, в отличие от первого типа, для него особенно важен уровень владения собой и всеми процессами, которые сопутствуют интуиции: концентрацией, а также синхронизацией энергетического, психоэмоционального и других процессов. Слабый контроль над ними приводит к увеличению количества неправильных ответов.

Важно отличать скоростное решение от поспешного, каким бы ни был присущий человеку тип интуитивного механизма. Поспешное решение — следствие исключительно нарушения технологии: человек не вошел в состояние концентрации и не услышал сигналов интуитивного происхождения. Чем точнее инструмент (а интуиция — инструмент очень тонкий!), тем аккуратнее нужно обращаться с технологией.

Проделав серию экспериментов, следует через какой-то срок испробовать свою способность угадывать в разное время суток: утром, днем, вечером. Много времени это не зай­мет, зато сразу станет понятна зависимость включения интуитивного механизма от индивидуальных биоритмов и прочих обстоятельств. К примеру, немало моих слушателей не могут «включить» свою интуицию утром, а потому сделали для себя вполне понятный и мудрый вывод — не принимать серьезных решений поутру.

«Одно» и «не одно»

В ряде случаев наш эксперимент может дать результаты, по которым сложно однозначно определить тип интуиции испытуемого. Например, если наблюдается чересполосица результатов — угадывание через одну–две попытки. При этом чем длиннее амплитуда, тем в лучшем состоянии находится интуиция человека; а вот если попадание происходит ровно через раз, то мы имеем дело с очень непростым случаем. Такой результат свидетельствует о том, что человеку не удается подавить деятельность левого полушария и достичь состояния глубинной концентрации, то есть он не может отключить тело и не слышать альфа-сигнала, который все время вторгается в принятие решения правым полушарием, постоянно сбивая настройки и не давая интуиции включиться.

Нарушенный механизм интуиции зачастую проявляется в классическом вопросе: «А правильно ли я все делаю?» Лично я отношусь к типу людей, которые отбрасывают все сомнения на стадии принятия решения. Так что хочу искренне посочувствовать тем, кто мучит себя таким вопросом. Дело в том, что он слишком иррационален, чтобы подпасть под действие какого бы то ни было полушария. Он не имеет отношения ни к интуиции, ни к логике. Как можно говорить о каком-то «правильном» решении, если у нас нет точки отсчета? Ведь интуитивное решение принимается в ситуации отсутствия каких-либо ориентиров! Человек с таким сбоем в интуитивных процессах мало дееспособен, когда от него требуется работа шестого чувства при принятии решения. При этом у него естественным образом будет развиваться низкая самооценка, теряться уверенность в себе, а сам он впадет в состояние ожидания манны небесной в виде хоть какого-то интеллектуального совета со стороны. Я наблюдала немало крайних случаев подобного интуитивного бессилия, когда любое брошенное слово воспринималось такими людьми как откровение…

 

По моим наблюдениям, люди с ярко выраженной интуитивной волной способны добиваться прогресса за две–три недели ежедневных тренировок: их возможности прогнозирования заметно возрастают. Сложнее с теми, кто продемонстрировал в ходе стартового эксперимента чересполосицу результатов. Одна только борьба с ее проявлениями потребует полутора–двух месяцев тренировок — до тех пор пока человек искусственным образом не научится слышать себя и не перестанет заглушать сигналы интуиции.

Во время нашего стартового эксперимента мы можем заметить также некоторые странности. Одна из самых заметных связана с тем, что мозг у некоторых людей имеет обыкновение смешивать цвет и форму, что мешает правильному считыванию информации. Черви они «видят» черными, а пики — красными. Причину такого «прочтения», мешающего правильно угадать карту, определить сложно. Даже Бехтерев, который изучал этот вопрос, не дал точного ответа. Между тем у такого человека может возникнуть иллюзия, что он ничего не угадал, в то время как на самом деле проблема заключается исключительно в дешифраторе: «видел»-то правильно, а вот назвал не то (похожая путаница может происходить с любыми другими парными параметрами, такими как «верх — низ» и «прошлое — будущее»). То есть возникает эффект «зеркального восприятия» ситуации, когда наблюдателю трудно сказать, где у его отражения «лево», а где «право». Такую особенность за собой необходимо знать, чтобы делать на нее поправку при принятии решений. Но есть одна проблема: с годами «искажение» при считывании может сойти на нет, а привычка делать поправку останется — и это может привести к ошибочным решениям. Поэтому я все-таки рекомендовала бы нормализовать и переформатировать свою систему. Что для этого нужно сделать? Самый простой способ (впрочем, не всегда срабатывающий) — пристально рассматривать поочередно карты, внушая себе: «Это черное, а это — красное». Терпеливо, спокойно, долго, изо дня в день…

Однако для того, чтобы гарантированно настроить дешифратор, необходимо совершить более сложные процедуры. Для начала нужно мысленно убрать все цвета карт, используя для настройки такую философскую пару, как «одно» и «не одно». Это базовая пара, универсальный идентификатор, который существует в подкорке каждого человека, для того чтобы отличить нормальное от ненормального. Использование такой пары срабатывает у всех. Если мы обозначили красное как «одно», а черное как «не одно», то система сможет перенастроиться довольно быстро — в течение 8–10 дней. Впрочем, когда в нашей игре появятся четыре туза, необходимо будет произвести еще одну операцию. «Одно» — это по-прежнему черви. Бубновый туз получит название «другое одно», пики — останутся как «не одно», а трефы станут фигурировать как «другое не одно». Такая «партия» играется примерно 5–7 дней. Работы с этими четырьмя гнездами достаточно для дальнейшей идентификации подавляющего большинства объектов. Но если все-таки «зеркалка» сохраняется и человек ничего не может изменить (такое вот проявление скрытого левшизма), тогда делать нечего: надо привыкать к подобному формату принятия решений, не прекращая периодических попыток перенастроить систему.

Обыграть казино

Во время нашего стартового эксперимента необходимо выполнить еще одну очень важную функцию. У любого человека, который не живет интуитивно, рассинхронизированы основные процессы: интуиция протекает и живет одним образом, мыслительный процесс — другим, энергетический — третьим, эмоциональный — четвертым, все, что связано с телом, — пятым. На достижение целостности и единства личности в древних духовных практиках уходили годы, но нам придется это проделать искусственным путем.

Интуитивный сигнал человек может распознать только в том случае, если в нем будет абсолютная пустота и покой. Иначе этот слабый сигнал просто не будет услышан. Поэтому в теле должен быть абсолютный комфорт, исключающий присутствие любых других сигналов: не должно быть ни зажимов, ни блоков; пульс урежен, дыхание холотропное и т. д.

Если состояние глубинной концентрации успешно достигнуто (технику мы описали в статье, открывавшей цикл), в нашем сознании не должно остаться следов мыслительной деятельности, энергетических скачков и эмоциональных выбросов — всего того, что сможет сбить нужные нам тихие сигналы гамма-происхождения. Однако далеко не всем удается настолько виртуозно управлять своим организмом. Тем более что в реальных условиях работе интуиции, скорее всего, будет мешать большое количество разного рода пиковых скачков и выбросов. Даже во время упражнения с картами они неминуемы. Человек угадал — обрадовался, подумал: «Ах, какой я молодец!» и т. д. И уже через несколько секунд при второй серии попыток начинает «промахиваться»: мешают эмоции.

При этом настроиться искусственно довольно сложно: все эти разнообразные сигналы нарушают частоту и не позволяют распознать слабые гамма-сигналы. И во время последующих экспериментов мы будем наблюдать примерно такую же картину: ведь наши эмоции являются довольно грубыми волнами, которые тянутся долго и постоянно «фонят». Вот почему, например, человек, попадая в казино, чаще всего не может выиграть более одного раза. Первое угадывание обычно происходит спонтанно: человеку хватает концентрации. А дальше почти неизбежно его сбивают посторонние сигналы. Избавиться от них способны только редкие «умельцы», которые научились подавлять все посторонние потоки, сохраняя лишь интуитивную волну.

Самое время

И напоследок — о том, какое еще знание о собственной интуиции может вынести человек в результате стартового эксперимента. В ходе него необходимо произвести замер времени концентрации. Это довольно простая процедура. Глядя на полученную «кривую», мы смотрим, как распределяется угадывание во времени, и оцениваем эти периоды. В среднем получаются довольно скромненькие результаты. Но бывают и феноменальные случаи. К примеру, один из моих слушателей, владелец крупной ИТ-компании, обладает совершенно потрясающей интуицией и саморегуляцией — одной из самых лучших, которые мне доводилось встречать на протяжении двадцати лет. Даже стартовый уровень у него был чрезвычайно высок: из 30 выбросов он смог угадать подряд 20 раз, то есть время его концентрации измерялось минутами! У подавляющего большинства людей глубинная концентрация продолжается максимум 30–40 секунд.

 

При этом обычная концентрация — то есть время, отпущенное на погружение в какое бы то ни было задание (что особенно характерно для «виртуальных» профессий), — может быть многочасовой. Ганс Юрген Айзенк в свое время обращал большое внимание на крайнюю неэффективность этого механизма: человек погружается в какую-то задачу и вроде бы что-то делает, однако на самом деле не происходит почти ничего. Но если приблизить уровень обычной концентрации к глубинной — человек смог бы в разы сокращать время, уходящее на выполнение среднестатистического задания.

Некоторое время назад я проводила серию экспериментов с различными коллективами ученых, которые остро нуждались в том, чтобы резко сократить время на подготовку отчетов, выводов и тому подобных результатов интеллектуального труда. В результате наших тренировок мы добились того, что люди стали за 5–6 часов выполнять задачи, на которые раньше у них уходило две–три недели! Первичную концентрацию удалось приблизить к уровню глубинной, которая, как мы уже говорили, подчиняет себе все механизмы тела, повышая общую эффективность всего мероприятия. И я хотела бы заметить, что тренировки с угадыванием карт на постоянной основе, кроме прочего, помогают увеличить время глубинной концентрации и научиться собой владеть.

А пока, проделав свой первый небольшой эксперимент, мы учимся себя слышать и воспринимать, изучаем свою интуицию и размышляем об эффективности своей глубинной концентрации, а также о том, что ей мешает. После этого базового и очень важного эксперимента (не только задающего вопросы, но и предлагающего ответы!) в следующей статье мы перейдем к серии новых тренировок.

 


 

1 Дежавю (от франц. «уже видел») — психическое состояние, при котором человек воспринимает ситуацию как повторение события, случившегося с ним в прошлом, однако не может связать ее с каким-либо конкретным моментом своей биографии.

2 Ганс Юрген Айзенк (1916–1997) — создатель факторной теории личности, автор известного теста коэффициента интеллекта (IQ), один из основателей биологического направления в современной психологии.

3 Майкл Микалко (род. — 1940) — автор методики развития креативного мышления и его практического использования в корпоративной среде (Michalko Michael. Thinkertoys: A Handbook of Business Creativity. — Berkely: Ten Speed Press, 1991). 

 

Александра Кочеткова — профессор кафедры бизнеса и делового администрирования Института бизнеса и делового администрирования Академии народного хозяйства при Правительстве РФ.

http://delovoymir.biz/ru/columns/1313/

дата: 00.00.0000 00:00:00    просмотров: 1044

рейтинг: 
(Нет голосов)



Прикрепленные файлы

Рекламный блок

  • Генеральные партнёры

    Сайт "KlubOK.net - материалы об управлении и маркетинге" входит в 10 самых посещаемых и известных русскоязычных сайтов по теме "Менеджмент и консалтинг"

Концепция SCM в компании Castorama логистика Логокомплекс стоимостью $27 млн введен в строй на западе Казахстана Международные автомобильные перевозки: с чего начать и как правильно организовать На границе РФ с Латвией открылся новый пункт пропуска Новый арендатор МЛП Обоснованность применения математических методов Первый на Северо-Западе складская логистика эффективное управление запасами