Лобанов-логист
Лобанов-логист
Личный кабинетВходРегистрация
Например: Логистика

СКИТАНИЯ ПРОДВИНУТЫХ БИЗНЕС-РОМАН часть 6 Дмитриева Валерия Олеговна

СКИТАНИЯ ПРОДВИНУТЫХ

БИЗНЕС-РОМАН

часть 6

Дмитриева Валерия Олеговна


ГЛАВА ВОСЬМАЯ. 

ГОРЕ ОТ УМА

К счастью, Вселенная видимо решила, что долги я отработала и с меня пока достаточно, и сразу же после ухода из компании, в которой обрела подругу, я получила предложение от одной крупнейшей российской компании, специализирующейся на бытовой технике.

Причем, предложение было сделано практически без собеседования со мной, т.к. в той компании работал человек, с которым мы вместе учились в бизнес-школе и с которым неоднократно встречались на стажировках в Великобритании, поэтому он много обо мне знал, и смог соответствующим образом продать мои знания и навыки акционерам компании. Мне предложили присоединиться к проекту управления товарными запасами. Это было очень и очень интересно, т.к. управлению товарными запасами в российских компаниях традиционно почему-то не уделяют достаточного внимания и, как правило, поле работы просто непаханое.

Я прошла одно-единственное исключительно формальное собеседование с одним из акционеров компании, в котором мы в основном знакомились друг с другом. После чего он мне позвонил по телефону уже в тот момент, когда я еще ехала с собеседования домой, и уже в машине озвучил условия работы и сроки реализации проекта, услышав которые я чуть было не въехала от радости в столб, т.к. условия найма превышали все мыслимые фантазии. 

Безоблачного счастья он мне не обещал, т.к. был очень разумным и здравомыслящим человеком и хорошо себе представлял ситуацию в компании. Но, как и все акционеры, представлял ее себе несколько видоизменено, с подачи наемных топов. Все оказалось гораздо запущеннее…

Наш проект охватывал все аспекты управления товарными запасами, и, как следствие, всю цепочку создания ценностей. В компании, только в ее московском офисе, работало свыше 500 человек, руководителей было порядка 40 человек, из них 10 – экспатов, купленных за большие деньги в Европе. Собрания совета директоров напоминали новгородское вече, виденное на картинах, я успевала и высказаться, и подремать. Совещания зачастую занимали большую часть рабочего дня, поэтому пили чай и принимали пищу мы иногда прямо во время заседаний.

Поскольку в компании было много иностранных специалистов, каждому из них полагался переводчик и секретарь, что добавляло количество присутствующих в зале и торжественности самим мероприятиям. Все руководители приходили с отчетами, составленными в виде презентаций в Power Point, со слайдами и выкладками. Иногда мне это напоминало времена ранней юности, когда я смотрела по телевизору трансляции съездов ЦК КПСС, только не хватало флага СССР на заднем фоне.

Мне, как новичку, было очень интересно наблюдать за всеми событиями и движениями в компании. Было весьма познавательно наблюдать иерархию рассадки сотрудников на совещаниях. За круглый стол, по правую и левую руку от акционеров, садились в порядке убывания значимости приближенные сотрудники, по мере убывания радов вокруг стола значимость сотрудника падала. На первых порах (в течение 2 недель) моей задачей было собрать и проранжировать информацию о состоянии товарных запасов в компании и представить ситуацию акционерам и руководителю проекта. Меня никто особо не трогал и не замечал до тех пор, пока на одном из совещаний, посвященных нашему проекту, самый главный акционер попросил меня сесть рядом с ним, поскольку ему неудобно было задавать мне вопросы через три ряда голов, где обычно садилась в соответствии с местной негласной табелью о рангах. Поскольку я уже сделала ряд важных открытий, мне предоставили слово по одному из ключевых процессов.


Вот тут-то все и началось… После этого заседания ко мне начали заходить сотрудники из разных подразделений и интенсивно знакомиться, хотя до этого мало кто проявлял ко мне вообще какой-либо интерес, за исключением, разумеется, участников проекта, с которыми я была в одном офисном помещении. Поскольку мой участок работы затрагивал непосредственно блок закупок, мне приходилось время от времени посещать коммерческий отдел и запрашивать ту или иную информацию, которую мне иногда совсем не предоставляли, а иногда представляли в таком виде, что у меня уходило полдня на ее анализ и оптимизацию. Хотя я, как человек педантичный, всегда совершенно четко формулировала, в каком именно виде я бы хотела получить информацию. Поскольку на том историческом заседании мне досталось место, на котором традиционно сидел один из руководителей коммерческого отдела, по старой памяти и по значимости, т.к. он был одним из старейших в компании сотрудников, с этим самым сотрудником у меня отношения совершенно не налаживались, невзирая на предпринимаемые мной усилия. Он игнорировал мои письма, не отвечал на телефонные звонки, при личных встречах, если нас было более, чем двое, он вынужден был поддерживать диалог, но только при этих условиях.


По мере получения и обработки данных, я все больше и больше удивлялась тому, как строится закупочный процесс в компании. 

Почему, например, при расходе в среднем по холдингу 400 мониторов в месяц, их надо закупать 8000 штук ежемесячно… Зачем создавать распределительные центры там, где это было совершенно не нужно – например, в Санкт-Петербурге, куда срок поставки любого товара с центрального склада в Москве составлял 1 сутки. В тот момент компания была слабо представлена в Санкт-Петербурге, продажи были мизерные, и создание распределительных центров было экономически совершенно невыгодно – просчитать целесообразность можно было на коленке. Но ряд менеджеров коммерческого отдела настаивали на открытии распределительных центров. В один из дней, когда рабочая группа нашего проекта представляла данные по состоянию уровня товарных запасов, данные, которые были представлены, были настолько ошеломляющими, что акционеры попросили руководителя коммерческого отдела представить обоснование цифрам. Через несколько дней он уволился, мотивировав это тем, что ему было высказано недоверие, и он не может продолжать работу в компании. И уехал с территории компании на новеньком внедорожнике «Мерседес». К слову, пафосные машины были почти у всех сотрудников коммерческого отдела, невзирая на должность. Оставшиеся менеджеры, казалось, поставили перед собой цель не дать хода нашему проекту, поскольку началась практически охота за каждым из нас. Кто-то начал звонить в компании, где я раньше работала и выяснять информацию о том, каким именно сотрудником была, чем занималась и т.д. Я получила несколько недоуменных звонков с прошлых мест работы, где меня спрашивали, что за кретины звонили по мою душу и куда меня опять занесло. Руководитель нашего проекта – милейшая девушка – просто не могла спокойно работать, так как ей постоянно мешали, не давали информацию, не давали прохода, буквально засыпая разными вопросами и бессмысленными просьбами и поручениями.


Кстати, гордо уехавший специалист решил не давать мне жизни всерьез. Он несколько раз звонил акционерам компании и рассказывал о каких-то заговорах, которые я плету за спиной акционеров (о, Великая и Ужасная Я!!!). В дальнейшем наши тропинки несколько раз пересекались – он чудесным образом узнавал о том, что я ищу работу и, предваряя мой визит, звонил в отдел персонала компании, куда я собиралась идти на собеседование, и рассказывал всевозможные сказки Венского леса. Было смешно, только и всего. Причем, вопреки его стараниям, сотрудники отдела HR, наоборот, стремились со мной встретиться после его звонков. Боже мой, до какой же части его работы я докопалась, раз он так сильно испугался?! Ну да ладно, не об этом сейчас.

Мы продолжали работу вопреки всему, поскольку если информацию не давали моей группе, то ее давали акционеру по его просьбе, а уж он – мне. С криком «Йахуууу!» я бросалась разбираться с информацией. Я отделяла зерна от плевел и выделяла нужное. Проект приобрел стройные и завершенные формы, все было прописано и зафиксировано, все этапы своевременно оплачивались и нам постоянно выделяли различные премии и бонусы – ну мы и правда пахали от души. Что характерно, мы завершили разработку проекта намного ранее оговоренного срока, с полным сохранением качества, но НИКТО из нашей группы не согласился остаться на внедрение этапов проекта. Мы не нарушили интересов компании, наш договор подразумевал, что мы сначала разработаем проект, сдадим его, а уж потом акционер посмотрит заключать с нами договор на внедрение или нет. Предложил он всем без исключения – специалисты и правда были как на подбор – но ни один человек не захотел остаться. Кстати, некоторые устроились на новые места группой – из 6 человек 3 ушли на новый проект сработавшейся командой и продали себя очень выгодно.

Это была интересная и познавательная работа – как из кома информации и искаженных сведений выделить самое нужное для компании, придать соответствующую форму и содержание.

Рассказывая об этой компании, нельзя не упомянуть отношение к персоналу со стороны топ-менеджмента

Когда я пришла на переговоры о работе, меня приняли во впечатляющей переговорной, поминутно заглядывала секретарь и предлагала чай-кофе-воду-сок. Мягкие удобные кресла, строгие деловые тона стен, круглые столы… Когда я приступила к работе (к слову, трудовой договор мне не выдали на руки, мне дали только копию договора об оказании услуг, хотя свою трудовую книжку, по требованию акционера, я отдала в компанию), то была просто шокирована офисными помещениями, которые больше напоминали бараки для скота, чем помещения для людей. К той части офиса, где предполагалось находиться мне, приходилось идти через глубокую грязь, которая осталась после строительства объекта по соседству. С потолка помещения периодически отваливалась штукатурка, окна нельзя было открыть, т.к. идущее рядом шумное строительство вносило в окна кучу мелкой пыли. Столы были грязные и поломанные, офисные стулья были перемотаны строительным скотчем – иначе они бы просто ломались под работниками. Были стулья, на которые было просто страшно садиться, и не из-за грязи на них, а из-за их сомнительной устойчивости. Компьютеры и мониторы поражали – были настолько устаревшими, морально и физически, что было совершенно неясно, как они вообще еще работают. Как только я увидела такое безобразие, я сразу попросила офис-менеджера (в той компании эта должность называлась


ДИРЕКТОР ПО ХОЗЯЙСТВЕННЫМ ВОПРОСАМ – круто, не правда ли?!

поставить стулья, на которые можно сесть без риска для жизни и одежды. На что получила ответ – в бюджете вашего отдела такая статья расходов не предусмотрена. Я спросила девушку, гордо именующуюся директором, а как же нам сидеть? Наша работа умственная, мы целый день сидим, нам надо хотя бы не отвлекаться на раздумья сломается стул или нет. На что получила замечательный и уже привычный ответ – «а я не знаю…». Я попросила зайти в то помещение одного из акционеров. Он зашел и, похоже, испытал шок – это было видно по его лицу. Но на мой вопрос о покупке стульев он мне предложил обратиться – угадайте, к кому? Правильно, к директору по хозяйственным вопросам, мотивируя это незатейливо – «ну, она что-нибудь придумает». Я передала девушке эти слова, на что она ответила что-то типа того, что ей не платят за придумывание, ее работа взять запланированные средства и список того, что надо купить – и отправить водителей за требуемым. Когда я поняла, что потратила почти три рабочих дня на бесполезные игры в пинг-понг, где выступала в роли мячика, я в результате несколько стульев купила на свои деньги и привезла на работу. У меня в группе работала беременная девушка, мне становилось не по себе каждый раз, когда она начинала садиться. Предполагаю, что не только мне одной, что почти все исподтишка следили за ней, но сдалась только я.


Мне пришлось, в конце концов, прибегнуть к нелюбимому мной методу – шантажу – чтобы получить более приемлемое место для работы

Я позвонила своему работодателю и сказала, что сегодня завершаю работу над проектом, т.к. совершенно не могу работать в таких условиях. 

Меня в тот же день перевели в другое место… Это был огромный ангар с покатой крышей (бывший склад автозапчастей, как выяснилось впоследствии), в котором сидело порядка 300 человек в открытом помещении без перегородок и окон с дневным светом. Люди постоянно разговаривали по телефону, между собой, печатали на клавиатурах. Шум был просто давящий на уши. Почти над каждым столом висела камера видеонаблюдения, причем, совершенно непонятно, с какими целями. Я уже на втором месяце работы поняла, каким образом из компании – прямо под недремлющим оком камеры – уходит коммерческая информация. В компании работал ряд сотрудников, которые совершенно откровенно были «засланными казачками» и все, кроме, по всей вероятности, службы безопасности, знали об этом. Было как в том анекдоте про шпиона: «Здесь продается венский шкаф?» - «Дядя, Вы ошиблись, шпион дядя Витя живет этажом выше». 

Вентиляция ломалась 3-4 раза за рабочий день, тогда по ангару начинали бродить мастера вентиляции, распространяя запах перегара и грязной одежды и в без того не источающем аромат роз помещении. Более того, в той части помещения, где нашли место для меня (рядом со входной дверью на улицу) прямо под полом находился генератор, который ритмично вибрировал все время. Когда я приходила вечером домой, я продолжала ощущать эту вибрацию, она стала частью моей жизни. Кислородное голодание приводило к тому, что люди постоянно ходили курить – это не регламентировалось. Я ходила вместе со всеми, хотя и не курю, просто подышать. Дверь рядом с моим местом постоянно открывалась и закрывалась. Туалетных комнат на такое огромное количество народа было всего две, причем, то одна, то другая периодически ломались, и народ перестал обращать внимание на традиционные буквы «М» и «Ж» - шли туда, куда можно было войти без риска для жизни и одежды. За всю свою карьеру я не видела более ужасных условий работы. Хотя к пренебрежению к сотрудникам со стороны работодателя уже как-то даже привыкла.


Как следствие – многие сотрудники были апатичны и равнодушны

Рабочий день заканчивался в 18.00, и ровно в это время все одновременно вставали и покидали помещение. Поначалу как-то я решила пару раз задержаться, чтобы поработать в тишине, но очень скоро поняла, что в темном ангаре сижу одна… страшно стало… Через очень короткий промежуток времени я снова предстала пред очами акционера и, потупив взор и вычерчивая ногой узоры на ковре его роскошного офиса, призналась, что и новое рабочее место некомильфо. Тихо ругнувшись про себя (это было видно по его лицу) он выделил новое помещение – в антресоли того самого ангара – но там, по крайней мере, о, радость, было окно на улицу. И ничего, что пол вибрировал и прыгали мониторы на столах, когда кто-то передвигался по помещению, это было тихое, сухое, проветриваемое помещение, где нас сидело только 6 человек – наша группа по управлению товарными запасами. Это новое помещение не прибавило ко мне и моим коллегам любви со стороны старожилов. Но все это было преодолимо и работе мешало несильно, мы к тому моменту уже устали отстаивать свои права и отбивать нападки старожилов, просто работали, стараясь все пропускать мимо себя.


Ну что же, и из этого я сделала важный для своей карьеры урок. 

Урок девятый – коллеги не любят новичков, которые слишком заметны в компании и сразу приближаются к руководству, особенно если этим самым коллегам есть что скрывать. Серые мышки имеют больше шансов прижиться в компании, вне зависимости от их реального вклада в дела, чем люди, которым есть что предложить компании. Все зависит от личной жизненной позиции – готовы ли Вы становиться хамелеоном?

https://www.lobanov-logist.ru/library/all_articles/56802/
дата: 00.00.0000 00:00:00    просмотров: 1508

рейтинг: 
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)



Прикрепленные файлы

Рекламный блок

  • Генеральные партнёры

    Сайт "KlubOK.net - материалы об управлении и маркетинге" входит в 10 самых посещаемых и известных русскоязычных сайтов по теме "Менеджмент и консалтинг"

«Таркетт» арендовала площадь в «ПНК-Толмачево» Беларусь планирует подписать с Россией соглашение о транспортном контроле В «Климовске» открылся фармацевтический склад Вагоны станут частными Впервые за восемь месяцев в стране начала расти безработица Таможня проводит перегистрацию участников ВЭД Трассу "Амур" достроили. После открытия трассы "Амур" необходима реконструкция дороги от Хабаровска до Владивостока Успешное внедрение системы управления на машиностроительном предприятии. Мифы и реальность Фармкомпании покажут прибыль Что лучше: рост внутри или переход