Многие не мыслят свою жизнь без дорог, для некоторых она становится смыслом жизни. Ещё с детства  Олег Харитонов, путешествуя по дорогам России вместе с отцом-дальнобойщиком, понимал, что хочет быть водителем. Глянцевое асфальтовое покрытие, чёткие линии двойной сплошной, петляющая между сёл и городов проезжая часть — всё это стало для него почти родным. С 1999 года Олег Харитонов является водителем международных перевозок. Сначала были рейсы по России, после повышения квалификации — международные.

altОлег Харитонов за рулём фуры. Фото из личного архива Олега Харитонова

За отсутствие отдыха наказывают рублём

Рабочий день Олега Харитонова может начаться в любое время, будь то 5 утра или 15 часов дня. Всё зависит от того, во сколько закончилась предыдущая смена. Вот и получается, что для дальнобойщиков распорядок дня оказывается перевёрнутым с ног на голову. Ночью едешь, днём отдыхаешь.

 

В кабине фуры установлен специальный прибор — тахограф, который позволяет транспортной инспекции отслеживать соблюдение режима труда и отдыха дальнобойщиков. В сутки они имеют право отработать не более 9 часов. После этого обязательный отдых.

«В Европе с этим очень строго. За несоблюдение режима могут наложить штраф в несколько тысяч евро. В России попроще — отслеживать начали только с этого года, но не все машины оснащены необходимыми приборами», — говорит Олег, садясь за руль своей фуры.

Немецкая машина белого цвета весом более 17 тонн и длиной 17 метров пугает своими размерами. Несмотря на габариты, дальнобойщик признаётся, что управлять ей несложно, нужно просто привыкнуть.

Не желая тратить больше времени, Олег Харитонов отправляется в путь. Сегодняшняя цель — «проскочить» Белоруссию ночью. Причина понятна: в дневное время, при температуре более 25 градусов тепла, движение большегрузов по дорогам страны запрещено. Иначе испортятся. А длительная стоянка на раскалённом асфальте — далеко не в радость.

alt«А вам слабо самостоятельно заменить такое колесо?» — смеётся дальнобойщик. Фото из личного архива Олега Харитонова

По локти в мазуте

«Раньше мы ходили по колено в грязи и по локти в мазуте. Европейцы называли нас супер-драйверами, а по-нашему, мастерами на все руки. Начиная от смены колеса и тормозных накладок, заканчивая крупным ремонтом двигателя — всё это делали в дороге своими руками. На современных авто такое не пройдёт — более или менее серьёзная поломка требует сервиса», — говорит Олег, постукивая по рулю в такт музыке.

Из рации, установленной на торпеде, доносится несколько мужских голосов, с энтузиазмом обсуждающих особенности характера чьей-то тёщи.

«Во всех фурах стоят рации, настроенные на общую волну. С помощью неё мы можем попросить о помощи тех, кто проезжает недалеко, обсудить дорожную обстановку или просто поболтать. Темы разговоров абсолютно разные. Скучно тебе стало, задал какой-нибудь вопрос, тебе ответили — и пошли увлекательные диалоги», — поясняет Олег.

Дом на колёсах

altВ кабине фуры уютно, как дома. Фото из личного архива Олега Харитонова

Если раньше фуры не были оборудованы всем необходимым, то современный большегруз напоминает дом на колёсах. Высокая кабина позволяет стоять в полный рост. За водительским креслом находится полноценная кровать с матрасом, подушкой и одеялом. А если её откинуть — обнаружится походная кухня: плита и холодильник.

Интересно, что в кабине фуры Олега Харитонова вы не увидите всяческих побрякушек, которые так часто украшают торпеды большегрузов. По мнению мужчины, они сильно сужают угол обзора, потому на торпеде установлена только икона.

altПерерыв на обед. Фото из личного архива Олега Харитонова

Наступает время обеда. Пауза между двумя половинами рабочей смены составляет 45 минут. Выбор: пойти в кафе или отобедать в машине — делается в пользу второго. За это время вполне можно приготовить что-то дельное. Некоторые дальнобойщики обходятся бутербродами, другие предпочитают полноценное питание.

 

«Я даже до блинчиков доходил. Но это не предел — знакомые дальнобойщики вообще варенье варят. При длительных стоянках мы готовим сами, и получается неплохо, научились с годами. Кулинарные книги, конечно с собой не возим, но всегда можно по рации узнать рецепт того или иного блюда», — смеясь, говорит Олег, доставая припасы из холодильника.

Ежедневные походы в кафе сильно бьют по карману. Международники стараются питаться вне авто не дальше Польши. Например, скудный завтрак в Германии обойдётся минимум в 500 рублей. Уж лучше закупиться продуктами и самому что-то приготовить.

altТорпеда позволяет расположить вещи с комфортом. Фото из личного архива Олега Харитонова

Проблема стоянок

Белая фура с московскими номерами останавливается на заправке. Чтобы залить полный бак дизельного топлива, требуется немало времени, ведь в него влезает 1,5 тонны. Дальнобойщики стараются заправляться в России: конечно, качество солярки несравнимо, но и цены здесь в два раза ниже.

Пока льётся бензин, мужчина показывает рукой на небольшую площадку, где скопились несколько фур. Оказывается, большинство подобных стоянок в России платные, при этом полноценно отдохнуть на них вряд ли удастся.

«Хорошо оборудованных стоянок в любой стране достаточно мало, поэтому порой приходится заезжать в несколько мест. Только разница между нашей страной и другими в том, что, например, в Германии вы можете сходить в душ, постирать необходимые вещи. У нас о таком и речи не идёт», — поясняет Олег. На стоянках некоторые водители сбиваются в компании, обсуждая поездки, другие предпочитают уединение в кабине.

altДва гиганта. Фото из личного архива Олега Харитонова

Вежливые махины

Бак полон, значит, можно двигаться дальше. Если дорога позволяет, то фура развивает скорость до 90 км/ч. Больше — никак из-за установленного ограничителя. При отсутствии ремонта, пробок и прочих препон на дороге за день можно покрыть расстояние в 700 километров.

«Знаете, что я заметил? Последнее время с дорожных обочин пропали автостопщики. Раньше и летом их увидишь, и зимой, сидящих в сугробах», — удивляется Олег Харитонов.

altПаромный гараж. Фото из личного архива Олега Харитонова

Несмотря на то, что мужчина ездит один, скучно не бывает — общение по рации, окружающие пейзажи. Из колонок всегда звучит музыка: в основном, радио, иногда дискотека 80-х или испанская гитара.

 

На «хвосте» у фуры появляются две иномарки. Видя, что дорога впереди пустая, Олег мигает поворотником, подсказывая водителям легковушек, что можно идти на обгон. Это знаменитая вежливость водителей-дальнобойщиков.

Но, несмотря на весь профессионализм дальнобойщиков, аварии на дороге случаются нередко. Выйти из заноса на не вполне маневренной машине довольно трудно. Если 20-тонная «махина» попадает на влажную обочину, то неизвестно, что будет дальше. А вариантов развития событий много: вынос на встречную полосу, переворот. Зимой другие сложности — вскарабкаться на обледенелый подъём, вырваться из снежной «каши». Поэтому Олег Харитонов выбрал для себя механическую коробку передач.

altКрасивые пейзажи и новые места — то, за что Олег любит свою работу. Фото из личного архива Олега Харитонова

Дорожная зависимость

Что главное в профессии дальнобойщика? «Это терпение. Иногда день выдаётся спокойный, а иногда «из огня да в полымя». Мысли бросить работу возникают у каждого. Когда отпускает, начинаешь понимать, что, когда отсидишь дня два – три дома, начинают «гореть пятки», хочется в дорогу. Это уже становится стилем жизни. Не полюбив эту профессию, не сможешь ей жить. Дороги наматываются на колёса, и вот ты уже не можешь представить свою жизнь без движения. Это входит в зависимость», — говорит Олег Харитонов, с удовольствием оглядывая окрестности.

Жизнь дальнобойщика домашней не назовёшь. В месяц получается осилить два рейса, которые в лучшем случае занимают по 12 дней. А дома мужчина находится не больше недели.

«Моя семья привыкла к моему образу жизни. Я ведь всегда был дальнобойщиком. Конечно, ребёнок меня почти не видит, но, когда приезжаю, стараюсь им уделить времени по максимуму. Пытаюсь выкроить время для совместных поездок, даже пару раз с женой вместе ездили в рейс. Ей понравилось», — говорит Олег, показывая вставленные в кошелёк фотографии семьи.

altОлег со своим неизменным спутником — немецкой фурой. Фото из личного архива Олега Харитонова

Неделями на границе

Вот и истекает рабочий день. Впереди ужин, стоянка и отдых. Завтра граница, а после неё — паром, переправляющий Олега и его фуру в Германию. Границы разных стран — отдельная тема. Историй, когда фуры неделями стоят на границе, — бесчисленное множество. Этим отличается, например, въезд из Польши в Белоруссию.

«Я лично попадал в ситуацию, когда мне пришлось выстоять больше недели на границе с Финляндией. Я попал на досмотр, причём на детальный, когда перетряхивают весь груз. Неделя на 30-градусном морозе. Негатива на наших рубежах много. Очереди длинные, машины стоят сотнями, транспорт движется постоянно — потому не поспать, и это всё сутками, сутками», — говорит Олег.

altФура в ожидании заезда на паром. Фото из личного архива Олега Харитонова

На эту тему в среде дальнобойщиков ходит множество анекдотов, например, такой: «Почему Гитлер завоевал Польшу в 1939 году, а в Россию попал только в 41? Оформлялся на польской границе».

«Какие бы проблемы ни подстерегали в пути, дальнобойщик — это образ жизни, «дорожная» любовь на всю жизнь. Возможность посмотреть мир, познакомиться с людьми разных национальностей. Единственная сложность, что когда ты находишься в рейсе, тебя тянет домой, а отдыхая, вновь жаждешь работать. Вот такая круговерть», — смеясь, говорит Олег, паркуя большегруз на специальной стоянке.

http://www.aif.ru/society/article/64991